Синдромами психических заболеваний являются

Синдромы при психических заболеваниях



Галлюциноз – состояние, характеризующеесл обилием галлюцинаций в пределах одного какого-то анализатора и не сопровождающееся помрачением сознания. Больной тревожен, беспокоен или, наоборот, заторможен.

Оглавление:

В поведении и отношении больного к галлюцинациям находит отображение острота состояния. По остроте выделяют острый и хронический галлюциноз, а по содержанию – слуховой, тактильный, зрительный.

Слуховой галлюциноз бывает обычно вербальным: слышатся голоса, разговаривающие между собой, спорящие, осуждающие больного, договаривающиеся его уничтожить. Слуховым галлюцинозом определяется клиническая картина одноименного алкогольного психоза; синдром может быть выделен при других интоксикационных психозах, при нейросифилисе, у больных с сосудистым поражением головного мозга.

Больные с тактильным галлюцинозомчувствуют ползание насекомых, червей, микробов по коже и под кожей, прикосновение к половым органам; критика к переживаемому обычно отсутствует. Отмечается при психозах позднего возраста, при органическом поражении центральной нервной системы.

Зрительный галлюциноз – нередкая форма галлюциноза у стариков и лиц, внезапно утративших зрение, бывает также при соматогенных, сосудистых, интоксикационных и инфекционных психозах. При галлюцинациях Шарля Бонне больные вдруг начинают видеть на стене, вкомнате яркие пейзажи, освещенные солнцем лужайки, клумбы с цветами, играющих детей, удивляются этому, хотя сознанйе болезненности переживаний и понимание того, что видеиие вследствие потери зрения невозможно, остаются сохранными.



Обычно при галлюцинозе не нарушается ориентировка больного в месте, времени и собственной личности, нет амнезии болезненных переживаний, т.е. отсутствуют признаки помрачения сознания. Однако при остром галлюцинозе с угрожающим жизни больного содержанием резко повышается уровень тревоги, и в этих случаях сознание может быть аффективно суженным.

Паранойяльный синдром – синдром бреда, характеризующегося первичностью появления (первичный бред), интерпретацией в бреде фактов окружающей действительности (интерпретативный бред), наличием системы доказательств, привлекаемых для обоснования ошибок суждения (систематизированный бред). Формирование бреда может происходить постепенно из доминирующих идей через этап сверхценных идей. Этому способствуют особенности личности, проявляющиеся значительной силой и ригидностью аффективных реакций, а в мышлении и действиях – обстоятельностью и склонностью к детализации. По содержанию это обычно бред сутяжный, изобретательства, ревности, преследования.

Паранойяльный синдром может быть первоначальным этапом развития шизофренического бреда. На этом этапе еще не бывает галлюцинаций и псевдо-галлюцинаций, нет явлений психического автоматизма. Паранойяльным синдромом исчерпывается психопатологическая симптоматика паранойяльной психопатии, алкогольного параноида.

Галлюцинаторно-параноидные синдромы – синдромы, при которых представлены в разных соотношениях галлюцинаторные и бредовые расстройства, органически связанные между собой. При значительном преобладании галлюцинаций синдром именуют галлюцинаторным, при доминировании бредовых идей – параноидным. Параноидным синдромом обозначают также параноидный этап развития бреда. На этом этапе прежняя, соответствующая паранойяльному бреду система ошибочных умозаключений может сохраняться, но обнаруживаются признаки ее распада: нелепости в поведении и в высказываниях, зависимость бреда от ведущего аффекта и от содержания галлюцинаций (псевдогаллюцинаций), которые также появляются на параноидном этапе.

Синдром психического автоматизма Кандинского – Клерамбо является частным случаем галлюцинаторно-параноидного синдрома и включает псевдогаллюци-нации, явления отчуждения психических актов – автоматизмыибред воздействия. Пребывая во власти нарушений восприятия, больной уверен в их насильственном происхождении, в их сделанности – в этом суть автоматизма. Автоматизм может быть идеаторным, сенсорным или моторным. Больной считает, что его мыслями управляют, «делают» их параллельными, заставляют его мысленно произносить ругательства, вкладывают в его голову чужие мысли, отнимают, читают их. В этом случае речь идет об идепторном автоматизме. К этому виду автоматизма относятся псевдогаллюцинации. Сенсорный автоматизм касается больше нарушений чувственного познания и соответствует высказываниям больных о сделанности чувств («вызывают» безразличие, вялость, чувство злобы, тревогу) или ощущений («делают» боли в разных частях тела, ощущение прохождения электрического тока, жжение, зуд) . С развитием моторного автоматизма у больного возникает убежденность, что он утрачивает способность управлять своими движениями и действиями: по чужой воле на лице появляется улыбка, двигаются конечности, совершаются сложные действия, например суи-цидальные акты.



Различают хронические и острые галлюцинаторно-параноидные синдромы. Хронический галлюцинаторно-параноидный синдром постепенно усложняется, первоначальная симптоматика обрастает новой, формируется развернутый синдром психического автоматизма.

Острьсе галлюцинаторно-параноидные синдромы способны редудироваться под влиянием лечения и могут быстро трансформироваться в другие психопатологические синдромы. При смене синдрома прежняя психопатологическая симптоматика исчезает и заменяется новой. В структуре острого галлюцинаторно-параноидного синдрома присутствуют острый чувственный бред, бредовое восприятие окружающего, растерянность или значительная насыщенность аффекта; синдром Кандинского – Клерамбо полностью не успевает развиться (наблюдаются его отдельные элементы) .

Острый галлюцинаторно-параноидный синдром нередко оказывается этапом в развитии острой парафрении и онейроидного состояния.

Галлюцинаторно-параноидные синдромы могут быть диагносцированы при всех известных психозах, кроме маниакально-депрессивного.

Синдромы интеллектуальных расстройств

Интеллект не является отдельной, самостоятельной психической сферой. Его рассматривают как способность к умственной, познавательной и творческой деятельности, к приобретению знаний, опыта и применению их на практике. При нарушениях интеллекта оказывается недостаточной способность анализировать материал, комбинировать, догадываться, осуществлять мыслительные процессы синтеза, абстракции, создавать понятия, умозаключения, делать выводы. Отмечается недостаточность образования навыков, получения знаний, усовершенствования прежнего олыта и возможности его применения в деятельности. Основные синдромы нарушенного интеллекта – слабоумие и малоумие.



Слабоумие (деменция) – вызванная патологическим процессом стойкая, трудно восполнимая утрата интеллектуальных способностей, при которой всегда имеются признаки общего обеднения психической деятельности. Происходит снижение интеллекта от приобретенного человеком в течение жизни уровня, его обратное развитие, оскудение, сопровождающееся ослаблением познавательных способностей, обеднени-ем чувств и изменением поведения. При приобретенном слабоумии иногда нарушается преимущественно память, внимание, а способность к суждениям снижается

нередко, ядро личности, критика и поведение долго остается сохранными. Такую деменцию называют частичной, или л а кун арн ой (парциальная, очаговая дисмнестическая). В других случаях слабоумие сразу проявляется снижением уровня суждений, нарушениями критики, поведения, нивелировкой ха-рактерологических особенностей больного. Такую деменцию называют пол но й, или тотальной, деменцией (диффузная, глобарная). Выделяют варианты слабоумия, характерные для различных нозологических форм.

0 р г а н и ч е с к о е с ла б о у м и е бывает лакунарным и тотальным. Лакунарное слабоумие наблюдается у больных церебральным атеросклерозом, сифилисом мозга (сосудистая форма), тотальное – при прогрессивном параличе, сенильных психозах, при болезнях Пика и Альцгеймера.

Э пил е п т и ч ес к о е ( к о н це н тр и чес к ое) с л а б о у м и е характеризуется крайним заострением характерологических особенностей, ригидностью, тугоподвижностью протекания всех психических процессов, замедлением мышления, его обстоятельностью, трудностью переключения внимания, обеднением словарного запаса, склонностью к употреблению одних и тех же штампованных выражений. В характере это проявляется злопамятностью, мстительностью, мелочной пунктуальностью, педантизмом и наряду с этим – ханжеством, взрывчивостью. При неуклонной прогредиентности патологического процесса, нарастании ригидности и обстоятельности человек оказывается все менее способным к многообразному социальному функционированию, вязнет в мелочах, круг его интересов и деятельности все более суживается (отсюда название слабоумия – «концентрическое») .

Ш и з о ф р е н и ч е с к о е слабоумие характеризуется снижением энергетического потенциала, эмоциональным оскудением, достигающим степени эмоциональной тупости. Обнаруживается неравномерность нарушения интеллектуальных процессов: при отсутствии заметных расстройств памяти, достаточном уровне формальных знаний больной оказывается полностью социально дезадаптированным, беспомощным в практических делах. Отмечается аутизм, нарушение единства психического процесса (признаки расщепления психики) в сочетании с бездеятельностью и непродуктивностью.

Маниакальный синдром в своем классическом варианте включает триаду психопатологических симптомов: 1) повышение настроения; 2) ускорение течения представлений; 3) речедвигательное возбуждение. Это – облигатные (основные и постоянно присутствующие) признаки синдрома. Повышенный аффект влияет на все стороны психической деятельности, что проявляется вторичными, непостоянными (факультативными) признаками маниакального синдрома. Отмечается необычная яркость восприятия окружающего, в процессах памяти имеются явления гипермнезии, в мышлении – склонность к переоценке своих возможностей и собственной личности, кратковременные бредовые идеи величия, в эмоциональных реакциях – гневливость, в волевой сфере – усиление желаний, влечений, быстрая переключаемость внимания; мимика, пантомимика и весь внешний вид больного выражают радость.

Депрессивный синдром проявляется триадой облигатных симптомов: понижением настроения, замедле-нием течения представлений, речедвигательной заторможенностью. Факультативные признаки депрессивно-го синдрома: в восприятии – гипестезия, иллюзорные, дереализационные и деперсонализационные явления; в мнестическом процессе – нарушение чувства знакомости; в мышлении – сверхценные и бредовые идеи ипохондрического содержания, самообвинения, самоуничижения, самооговоры; в эмоциональной сфере – реакции тревоги и страха; двигательно-волевые расстройства включа'ют угнетение желаний и влечений, суицидальные тенденции; скорбные выражение лица и поза, тихий голос.



Тревожно-депрессивный синдром (синдром ажитированной депрессии), маниакальный ступор и непродуктивная манияпо своему происхождению являются так называемыми смешанными состояниями, переходными от депрессии к мании и наоборот. Традиционная для классической депрессии и мании психопатологическая триада здесь нарушается, эффективный синдром утрачивает часть своих свойств и приобретает признаки полярно противоположного аффективного состояния. Так, в синдроме ажитированной депрессии вместо двигательной заторможенности присутствует возбуждение, что характерно для маниакального состояния. Синдром маниакального ступора характеризуется двигательной заторможенностью при повышенном настроении; у больных с непродуктивной манией отмечаются повышенное настроение, двигательная расторможенность в сочетании с замед.пением темпа мышления.

Депрессивно-параноидный синдром относят к атипичным для аффективного уровня состояниям. Особенностью является вторжение в аффективный синдром, соответствующий маниакально-депрессивному психозу, симптоматики из других нозологических форм – шизофрении, экзогенных и экзогенно-органических психозов. К атипичным аффективным состояниям можно отнести и парафренный бред громадности, описанный Котаром: ипохондрические переживания, имеющие в своей основе при депрессии чувство собственной измененности, принимают гротескный характер с уверенностью больного в отсутствии внутренних органов, с отрицанием внешнего мира, жизни, смерти, с идеями обреченности на вечные муки. Депрессия с галлюцинациями, бредом, ломрачением сознания описана как фантастическая меланхолия. Затемнение сознания на высоте маниакального состояния дает основание говорить о спутанной мании. Атипичными по проявлениям аффекта являются и состояния апатической депрессии, наблюдающиеся у больных шизофренией с эмоциональным дефектом.

Астенодепрессивный синдром. Это понятие некоторые авторы считают теоретически несостоятельным, полагая, что речь идет о сочетании одновременно существующих двух синдромов – астенического и депрессивного. При этом обращается внимание на тот имеющий место клинический факт, что астения и депрессия – состояния, взаимно исключающие одно другое: чем выше удельный вес астенических расстройств, тем меньше тяжесть депрессии; с нарастанием астении снижается суицидальный риск, исчезает двигательная и идеаторная заторможенность. В практической деятельности врача астенодепрессив-ный синдром диагностируется как один из наиболее частых в рамках пограничной психической патологии.

Маниакальные и депрессивные синдромы могут быть этапом в формировании психопатологической симптоматики любого психического заболевания, но в наиболее типичных своих проявлениях они представлены лишь при маниакально-депрессивном психозе.

Синдромы двигательных и волевых расстройств



Кататонический синдром проявляется кататоническим ступором или кататоническим возбуждением. Эти столь различные внешне состояния на самом деле едины в своем происхождении и оказываются лишь разными фазами одного и того же явления. Для того чтобы понять суть симптоматики, представляющей данный синдром, лучше рассмотреть ее в свете данных об ее патофизиологической основе.

В соответствии с исследованиями И. П. Павлова симптоматика кататонии ляетсяследствием болезненной слабости нервных клеток, для которых обычные раздражители оказываются сверхсильными. Развивающееся в коре головного мозга торможение является защитным и запредельным. Если торможением охвачена не только вся кора, но и подкорковая область, появляется симптоматика к а т а т о н и ч е-с к о г о с т у п о р а. Больной заторможен, себя не обслуживает, не реагирует на обращенную к нему речь, не выполняет инструкций, отмечается мутизм. Некоторые больные неподвижно лежат, отвернувшись к стене, в у т р о б н о й п о з е с приведенным к груди подбородком, с согнутыми в локтях руками, согнутыми в коленях и прижатыми к животу ногами дни, недели, месяцы или годы. Утробная поза свидетельствует о высвобождении более древних реакций, свойственных раннему возрастному периоду развития, которые у взрослого человека тормозятся более поздними, высшего порядка функциональными образованиями. Весьма характерной также является другая поза – лежа на спине с приподнятой над подушкой головой – симптом воздушной подушки .

Расторможение актуального для детского возраста сосательного рефлекса ведет к появлению симптома хоботка при прикосновении к губам они складываются трубочкой и выпячиваются; у некоторых больных такое положение губ бывает постоянно. Растормажи-вается также хватательный рефлекс (свойствен в норме лишь новорожденным): больной захватывает и цепко удерживает все, что случайно коснулось его ладони.

При неполном ступоре наблюдаются иногда эхо-симптомы: эхолалия – повторение слоь кого-то из окружающих, эхопраксия – копирование движений других людей. В основе эхосимптомов – растормаживание подражательного рефлекса, свойственного детям и способствующего их психическому развитию.

Высвобождение стволовых постуральных рефлексов выражается каталепсией (восковидная гибкость): больной долго сохрайяет приданное его телу и конечностям положение.

Наблюдаются явления негативизма: больной либо вовсе не выполняет требуемого - па-ссивный негативизм), либо активно сопротивляется, действует противоположно тому, что от него требуется (активный негативизм). В ответ на просьбу показать язык больной плотно сжимает губы, отворачивается от протянутой ему для рукопожатия руки и убирает свою руку за спину; отворачивается от поставленной перед ним тарелки с едой, сопротивляется попытке накормить его, но хватает тарелку и набрасывается на еду при попытке убрать ее со стола. И. П. Павлов считал это выражением фазовых состояний в центральной нервной системе и связывал негативизм с ультрапарадоксальной фазой. При парадоксальной фазе более слабые раздражители могут вызвать более сильную реакцию. Так, больные не реагируют на вопросы, задаваемые обычным, громким голосом, но отвечают на вопросы, заданные шепотом. В ночное время, когда поток импульсации в центральную нервную систему извне резко уменьшается, некоторые ступорозные больные растормаживаются, начинают тихонько двигаться, отвечать на вопросы, есть, умываться; с наступлением утра и возрастанием интенсивности раздражений оцепенение возвращается. У больных со ступором может не быть другой симп-томатики, но чаще имеют место галлюцинации, бредовое толкование окружающего. Это выясняется при растормаживании больного.

В зависимости от характера ведущей симптоматики выделяют три вида ступора: 1) с явлениями восковидной гибкости, 2) негативистический, 3) с мышечным оцепенением. Перечисленные варианты не являются самостоятельными расстройствами, а представляют собой стадии ступорозного синдрома, сменяющие одна другую в указанной последовательности с утяжелением состояния больного.

К а т а т о н и ч е с к о е в о з б у ж д е н и е – бессмысленное, нецеленаправленное, иногда принимающее характер моторного. Движения больного однообразны и по сути являются подкорковыми гиперкинезами; возможны агрессивность, импульсивные действия, эхопраксия, негативизм.

Выражение лица часто не соответствует позам; иногда наблюдается парамимия: мимика верхней части лица выражает радость, глаза смеются, а рот злой, зубы стиснуты, губы плотно сжаты и наоборот. Можно наблюдать мимические асимметрии. В тяжелых случаях речь отсутствует, возбуждение немое или больной рычит, мычит, выкрикивает отдельные слова, слоги, произносит гласные. У некоторых больных обнаруживается неудержимое стремление говорить. При этом речь вычурная, высокопарная, отмечаются стереотипии речи, персеверация, эхолалия, разорванность, вербигерация – бессмысленное нанизывание одного слова на другое. Возможны переходы из кататонического возбуждения в ступорозное состояние или из ступора в состояние возбуждения.

Кататонию подразделяют на люцидную и онейроидную. Люциднаякататония протекает без помраче-ния сознания и выражается ступором с негативизмом или оцепенением либо импульсивным возбуждением. Оиейроиднаякататония включает онейроидное помрачение сознания, кататоническое возбуждение с растерянностью или ступор с восковидной гибкостью. Кататонический синдром чаще диагностируют при шизофрении, иногда – при эпилепсии или экзогенно-органических психозах.

Гебефренический синдром близок к кататоническому и по происхождению, и по проявлениям. Характеризуется возбуждением с манерностью, вычурностью движений и речи, дурашливостью. Веселье, кривлянье и шутки не заражают окружающих. Больные дразнятся, гримасничают, сюсюкают, коверкают слова и фразы, кувыркаются, танцуют. Наблюдаются переходы между кататонией и гебефренией. В рамках вялотекущей шизофрении у подростков иногда диагностируется г е б о и д н о с т ь – не полностью развернувшееся гебефреническое состояние, проявляющееся налетом дурашливости, развязностью в поведении, нарушениями влечений и асоциальными тенденциями.



Особенностью невротического синдрома является неглубокий уровень расстройств, включающих лишь астенические, аффективные симптомы и собственно невротические (обсессивные, фоб ические, истерические, небредовые ипохондрические) . Эту патологию отличают парциальность психических расстройств, критическое к ним отношение, присутствие сознания болезни, адекватная оценка окружающего и сопутствующая слабости психических функций обильная соматовегетативная симптоматика. Характерно отсутствие грубых нарушений познания окружающего. В структуре невротических синдромов нет расстройств предметного сознания, бредовых идей, галлюцинаций, слабоумия, маниакального состояния, ступора, возбуждения. При истинных невротических нарушениях остается сохранной личность. Более того, действие внешней вредности опосредуется личностью больного, ее реакциями, характеризующими самую личность, ее социальную сущность. Все перечисленные особенности позволяют квалифицировать такого рода нарушения как пограничную психическую патологию, находящуюся на границе между нормой и патологией, между соматическими и психическими болезнями.

Каждым из невротических синдромов может быть исчерпана клиническая картина соответствующего невроза. Однако любой из невротических синдромов может быть выявлен в рамках психозов – при слабой степени усложнения психопатологической симптоматики. В этих случаях их нередко именуют н е в р о з о п од о б н ы м и (неврастеноподобный, истериформный) для того, чтобы подчеркнуть иное, непсихогенное их происхождение.

Неврастенический (астенический) синдром характеризуется раздражительной слабостью. Вследствие приобретенной или врожденной недостаточности внутреннего торможения возбуждение ничем не ограничивается, что проявляется раздражительностью, нетерпеливостью, повышенной истощаемостью внимания, нарушениями сна (сон поверхностный, с частыми пробуждениями) . Выделяют гипер- и гипостенический варианты астении. При г и п е р с т е н и ч е с к о й астении сохранность возбудительного и слабость тормозного процесса приводит к выдвижению на передний план склонности к взрывным, эксплозивным реакциям. При г и п о с т е н и ч е с к о й астении имеются все признаки слабости не только тормозного, но и возбудительного процесса: крайняя утомляемость при умственной и физической нагрузке, низкая работоспособность и продуктивность, нарушения запоминания.

Состоянию сопутствуют головные боли, обильные вегетативные расстройства, повышается чувствительность ко всем внешним воздействиям.

Обсессивно-фобический синдром проявляется психопатологической продукцией в форме разнообразных навязчивостей и фобий. В этот период усиливается тревожность, мнительность, нерешительность, обнаруживаются признаки астенизации.



Ипохондрический синдром по своему содержанию может быть: 1) астеническим, 2) депрессивным, 3) фо-бическим, 4) сенестопатическим, 5) бредовым. При невротических состояниях речь идет о простой, небредовой ипохондрии, выражающейся преувеличенным вниманием к своему здоровью и сомнениями в его благополучии. Больные фиксированы на неприятных ощушениях в своем теле, источником которых могут быть само невротическое состояние и вызванные им соматовегетативные сдвиги, депрессия с ее симпатикотонией и другие причины. Больные часто обращаются за помощью к различным специалистам, много обследуются. Благоприятные результаты исследований на какое-то время успокаивают больных, а затем тревога снова нарастает, мысли о возможном тяжелом заболевании возвращаются. Возникновение ипохондрической симптоматики может быть связано с ятро-генией.

Истерический синдром – сочетание симптомов любых заболеваний, если по своему происхождению эти симптомы являются следствием повышенной внушаемости и самовнушаемости, а также таких черт личности, как эгоцентризм, демонстративность, психическая незрелость, повышенная игра воображения и эмоциональная лабильность. Состояние характерно для истерического невроза, истерического развития личности, истерической психопатии.

Психопатический синдром. Это стойкая, социально дезадаптирующая больного дисгармоничность в эмоциональной и волевой сферах, являющаяся выражением патологии характера. Расстройства не касаются познавательного процесса. Психопатический синдром формируется в определенных условиях социальной среды на основе врожденных (психопатии) и приобретенных (постпроцессуальное состояние) изменений высшей нервной деятельности. Для того чтобы подчеркнуть эти различия, изменения характера, вызванные шизофреническим или церебрально-органическим процессом, называют иногда п с и х о п а- т о п о д о б н ы м синдромом. Патология относится к пограничной в психиатрии.

Варианты психопатического синдрома соответствуют клиническим формам психопатии и проявляются возбудимыми чертами или реакциями повышенной тормозимости. В первом случае характерны эмоциональная несдержанность, гневливость, конфликтность, нетерпеливость, неуживчивость, волевая неустойчивость, склонность к злоупотреблению алкоголем и употреблению наркотиков. Особенностью другого варианта являются слабость, истощаемость реакций личности, ее недостаточная активность, заниженная самооценка, склонность к сомнениям.

Основные синдромы психических расстройств

Клиническая картина психического страдания, душевной болезни складывается из наличествующих синдромов. В отличие от симптомов, которые можно сравнить с деталями, фурнитурой - синдромы[xxxv] - это крупные симптомокомплексы, симптомы которых, будучи связаны между собой, формируют устойчивые сочетания, имеющие непосредственное клиническое и диагностическое значение. Диагноз болезни устанавливается на основании последовательности смены синдромов, поддающейся определенному стереотипу. Современные классификации[xxxvi] психических болезней избегают даже самого понятия «болезнь», подменяя его более точным и широким понятием «расстройство». В основу указанных классификаций положен не описанный нами нозологический, а синдромальный принцип. Синдром является не только основой для диагностики в современной психиатрии, его выявление служит для прогноза и лечения психического расстройства. Описывая синдромы, мы будем вводить по ходу повествования некоторые новые симптомы, описывать значение каждого симптома, развитие синдрома, некоторые его особенности в рамках различных нозологических форм. В качестве иллюстраций мы будем использовать клинические истории болезни.



Психоорганический синдром. Развивается в результате органического поражения головного мозга при травмах, атеросклерозе сосудов мозга, интоксикациях (отравлениях), опухолевых процессах в мозге. Синдром складывается из нарушений памяти (нарушение запоминания, рассеянность, выпадение воспоминаний недавнего прошлого), ослабления понимания (слабость суждения, персеверации), аффективной лабильности и недержания аффекта (повышенная раздражительность, вплоть до внезапных вспышек гнева, с возможными агрессивными действиями, или напротив, благодушие, эйфория). Возможны отдельные бредовые идеи малого размаха, направленные, как правило, на ближайшее окружение, родных, соседей, сослуживцев, систематизированные, но примитивные, как правило, связанные с ущербом (украли ботинки), преследованием (подслушивает соседка). Возможны галлюцинации, обычно слуховые, вербальные. Как правило, очень трудно по клиническим проявлениям достоверно указать локализацию очага поражения. Всегда отмечаются неврологические симптомы[xxxvii]. Приведем пример[xxxviii]:

Больной А., 22 года. Единственный ребенок в семье. Родители развелись, когда ему было около 2-х лет. Воспитывался матерью и бабушкой. Раннее развитие протекало без особенностей, ребенком он болел редко, детские инфекции перенес без осложнений. В школе начал обучаться с 7 лет. У него обнаруживались неплохие способности, однако учился без должного прилежания, часто не выполнял домашние задания, без уважительных причин опаздывал на уроки и пропускал занятия, был неисполнительным, в общественной и трудовой жизни участия не принимал. По характеру «был бойкий, эгоистичный, упрямый, лживый», с товарищами не конфликтовал. Успевал в основном удовлетворительно. В 5-6 классах занимался в секции бокса, неоднократно переносил нокдауны и нокауты[xxxix], за медицинской помощью не обращался. Когда пришлось выступать на соревнованиях, проиграл свой первый бой и бросил секцию. После окончания школы поступил в ПТУ по специальности «станочник широкого профиля», где программный материал усваивал удовлетворительно, выполнял все педагогические требования, не имел пропусков без уважительной причины. По характеру был «общительный, подвижный», но малоинициативный, со всеми поддерживал хорошие отношения. Педагоги отметили, что он был спокойный, скромный, тактичный. Закончил ПТУ с хорошими и удовлетворительными отметками. С его слов, в это время он был застенчивым, спокойным, большую часть свободного времени проводил на прогулках, любил ходить в кино. В 14 лет влюбился в девушку на несколько лет старше себя, но «не знал как к ней подойти», потом непродолжительное время пытался ухаживать за ней, провожал ее, дарил ей конфеты. Однократно вступил с ней в интимные отношения по ее инициативе. В возрасте 19 лет А. был избит на улице неизвестными и был стационирован в нейрохирургическое отделение больницы, где ему был установлен диагноз: «Закрытая черепно-мозговая травма, ушиб мозга тяжелой степени, огнестрельное ранение правого коленного сустава, перелом угла нижней челюсти справа». Более месяца он находился в бессознательном состоянии. По направлению ВТЭК осмотрен психиатром. Во время осмотра он жаловался на головные боли, ухудшение памяти, приступы с потерей сознания, сопровождавшиеся судорогами, пеной у рта, с частотой до двух раз в месяц. Ориентирован был правильно, эмоционально адекватен, поведение его было упорядоченно, однако отмечалось снижение памяти, интеллекта, низкий запас знаний. Бреда, галлюцинаций не выявлялось, ему был установлен диагноз: «Травматическая болезнь головного мозга, умеренно выраженное снижение интеллекта, судорожный синдром[xl]». ВТЭК ему была установлена 1-ая группа инвалидности. ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ. В кабинет входит медленно, вразвалочку, в дверь проходит боком, ссутулившись. Громко приветствует врача. Вежлив. Настроение несколько приподнятое, улыбается. Говорит громко, иногда скороговоркой. Речь правильная, на вопросы отвечает подробно, по существу, с излишней детализацией, подолгу останавливается на самых малосущественных деталях. Словарный запас обеднен, однако иногда употребляет в речи сложные грамматические конструкции. Мышление ближе к конкретному, оперирует простыми понятиями, запас знаний невелик. Память снижена, не может точно назвать год, когда получил травму головы, часто пытается не называть точно дат, имен, употребляет обобщающие обороты, типа «несколько лет назад», «в детстве», неохотно признается, что не помнит, как зовут лечащего врача. Себя считает «веселым, озорным». С улыбкой, с видимым удовольствием рассказывает о своих шалостях в школе. Утверждает, что был самым «отчаянным хулиганом» в классе, с бравадой рассказывает, как однажды испачкал чернилами стул учителю[xli]. Сообщает, что часто хулиганил, чтобы самоутвердиться в классе, поскольку одноклассники дразнили его «толстяком», «увальнем», а ему не хотелось отставать от других. Внезапно переводит тему разговора на своих близких, приглашает собеседника в гости в свой родной город, начинает уверять, что его мама и бабушка очень хорошо готовят. С любовью говорит о них, в ходе беседы неоднократно апеллирует к их авторитету. Не помнит обстоятельств получения травмы в 1992 году. Сообщает, что первые отрывочные воспоминания того периода относятся к моменту выписки из стационара. Отмечает, что после травмы у него изменился характер – «стал наглее, всю скромность как рукой сняло», стал раздражительным, гневливым, вспыльчивым. После травмы появились эпизоды сниженного настроения, «угрюмости», когда ничего не хотелось делать, «не было сил даже думать», в мыслях в основном рисовались неприглядные картины будущего, инвалидность, беспомощность – «от злости скрежетал зубами». В дальнейшем эпизоды плохого настроения сменились вялостью, безразличием, подобные состояния могли продолжаться неделю[xlii]. Сообщает, что после травмы снизилась память на недавние события, например, не может вспомнить содержания прочитанной накануне газетной статьи, в то время как события детства помнит хорошо[xliii]. Подчеркивает, что самые неприятные ощущения доставляют ему судорожные припадки. Описывает пароксизмы, начинающиеся с застилающего глаза «молочного тумана»[xliv], который делается все гуще, звуки начинают искажаться, кажется, что они «звучат как из бочки», предметы увеличиваются, искажается их форма[xlv], они начинают падать на него, после чего теряет сознание. Со слов свидетелей его падения знает, что иногда у него бывают судороги. Просит назначить ему лечение. Жалуется, что стал «больным, никчемным» человеком[xlvi]. Внезапно переходит на сексуальные темы, рассказывает о своих сексуальных похождениях, начинает, не считаясь с окружающими, напевать песенку непристойного содержания, обсуждает достоинства и недостатки поз при совокуплении. В отделении старался держаться тактично, вежливо, однако нередко грубил персоналу, не реагировал на замечания, высказывал претензии к качеству пищи. Через некоторое время извинялся. Часто нарушал режим, не спал ночью, будил других больных, бесцельно бродил по отделению.

Как правило, выраженный психоорганический синдром заставляет экспертов склоняться в пользу невменяемости (недееспособности).

Припадки.Припадки - это внезапно возникающие, краткие состояния, протекающие с утратой сознания с судорожными или другими непроизвольными движениями. Существует большое разнообразие среди припадков, но классическим примером является большой эпилептический припадок. Припадку предшествует продром (предболезненное состояние) в виде головной боли, недомогания, вялости, снижения работоспособности. Он длится несколько часов. Припадок начинается с ауры (см. пример выше) - галлюцинаций, дереализации с нарушением схемы тела и формы окружающих предметов, вегетативных расстройств (пот, покраснение кожи, сердцебиение, сухость во рту), длящейся несколько секунд (см. выше в истории болезни А.). Затем больной теряет сознание, происходит тоническое сокращение всех мышц, больной падает, испуская громкий крик. Часто при падении больной может получить травмы. Затем следует период тонических судорог: вытягиваются конечности, сжимаются челюсти, прикусывается язык, приостанавливается дыхание. Зрачки расширены, не реагируют на свет. Непроизвольно происходит дефекация, мочеиспускание. Длится данное состояние около 1 минуты, переходя в фазу клонических судорог, с быстрыми перемежающимися сокращениями мышц. Изо рта появляется пена, нередко окрашенная кровью от прикуса языка. Клонические судороги длятся 2-3 минуты. Затем наступает коматозное состояние, переходящее в сон. Сознание восстанавливается через несколько часов. Воспоминания о периоде судорог и комы отсутствуют. Эпилептические припадки[xlvii] не следует путать с истерическими (см. ниже).

Помрачение сознания. Сложные синдромы помрачения сознания[xlviii] связывает ряд общих черт: отрешенность от реального мира, выражающаяся в неотчетливом восприятии окружающего, порой с полным отсутствием восприятия реальности, дезориентировка, нарушение мышления в форме бессвязности с невозможностью суждений, затруднение запоминания происходящих событий. Как правило, эти состояния возникают внезапно, требуют неотложной врачебной помощи. Выделяют оглушение - повышение порога для всех внешних раздражений, замедление всех процессов психической деятельности, делирий - сопровождающийся ложной ориентировкой в окружающем, иллюзиями, сценоподобными галлюцинациями, нередко - образным бредом, изменчивым аффектом, аменцию - однообразное, ограниченное в пространстве (например, в пределах постели) - возбуждение, со стереотипными подергиваниями, вздрагиваниями, заламыванием рук, бессвязным образным бредом, отрывочными галлюцинациями, онейроид - сновидное, фантастически-бредовое помрачение сознания с глобальными и вселенскими картинами (другие планеты, Ад и Рай, подземные царства, глобальные катастрофы), в которые вовлечено все окружающее. Больные, в отличие от делирия, где они реагируют на галлюцинаторные образы (спасаются от врагов, прячутся от чудовищ) остаются неподвижны и молча созерцают представляющиеся им сцены. Воспоминания об онейроиде довольно подробны. Сумеречное помрачение сознания - внезапное и кратковременное состояние. Часто сопровождается нелепыми или чрезвычайно опасными поступками. После окончания этого состояния свои поступки воспринимаются как чуждые. Выделяют бредовой вариант, когда внешне поведение больного выглядит упорядоченным, он молчаливо, сосредоточенно, с мутным взором совершает действия, производящие впечатление обдуманных, целенаправленных, воспоминания о них не сохраняются, зачастую они чужды личности больного; галлюцинаторный вариант - выраженное состояние возбуждения с агрессией, направленный на любые живые и неживые объекты. Отдельно выделяют фуги - состояния амбулаторного автоматизма, когда больные внезапно совершают стереотипные действия, о которых не помнят. Приведем примеры:



Б., 36 лет, обвиняется в убийстве, с последующим расчленением трупа. В его квартире во многих местах были обнаружены пятна крови, в нескольких местах - кусочки мягких тканей, подоконник был перепачкан кровью, в квартире резко пахло кровью и одеколоном. В огороде под окнами квартиры Б. был обнаружен обнаженный обезглавленный женский труп, неподалеку в полиэтиленовой сумке лежала голова, рядом находился нож. На трупе были обнаружены множественные повреждения. Свидетели (соседи) слышали доносившиеся из квартиры Б. топот ног, возню, затем последовали удары, напоминавшие «рубку мяса». Все это продолжалось около получаса. Задержанный в своей квартире Б. был освидетельствован на предмет алкогольного опьянения, и оказался трезвым. На допросе Б. пояснил, что убитая - его любовница, с которой у него складывались самые теплые отношения, ему не было резона ее убивать, в растерянности строил разные версии, что он мог заснуть, а в квартиру проникли злоумышленники, вспомнил, что несколько лет назад он потерял ключ. Отмечает, что в день убийства после совершения полового акта с потерпевшей внезапно появилась странная усталость, «навалилась сонливость, почувствовал, что отрубается», помнит, что предложил потерпевшей лечь поспать, просил разбудить его через 2 часа, обещал ее проводить домой. Помнит, что около 16 часов они вместе легли на диван, затем он очень крепко уснул. Около 19 часов его «что-то внезапно разбудило», вокруг «было сухо, словно был в печи», обнаружил, что потерпевшей нет рядом, подумал, что она не стала его будить и одна ушла домой. Крови, которой была перепачкана квартира, он не замечал. Внезапно почувствовал «одиночество, пустоту», начал мечтать, как встретится с потерпевшей в воскресение, «мечты были как наяву, видел все через розовые очки», включил магнитофон, но он «мешал мечтать», поэтому выключил его. Спустя некоторое время он был задержан сотрудниками милиции.

В., 36 лет. На улице подошел к девочке 12 лет, спрашивал, как пройти на какую-то улицу, требовал его проводить, а в ответ на отказ вынул из кармана пистолет, угрожал застрелить. Тогда младший брат девочки побежал звать на помощь родителей и В. стал убегать. Родители девочки обратились к патрульному наряду милиции. Милиционеры видели, что неизвестный с пистолетом в руке бросился бежать прочь, и стали преследовать его, он не реагировал на предупредительные выстрелы, но им удалось его догнать и задержать. Задержавший В. милиционер сообщил, что у подъезда происходила борьба, неизвестный хотел вытащить из подъезда девочку, та сопротивлялась. Присутствующим здесь девушкам-подросткам мужчина угрожал пистолетом. Когда приблизилась милиция, он бросился бежать, на бегу грозил стрелять, направлял на сотрудников милиции пистолет, не остановился после предупредительных выстрелов. При обыске у задержанного были обнаружены игрушечные пистолет и автомат, он был «словно пьяный». Мать потерпевшей отмечала, что он в момент задержания не мог вразумительно объяснить, зачем ему был нужен ребенок. В. повторял, что утром приобрел для своего ребенка игрушки, что происходило с ним с того момента, как он вышел из магазина, он не помнит, с удивлением воспринимал рассказ о своем нападении на ребенка.

Кататонические синдромы.Встречаются в двух полярных проявлениях - в форме кататонического возбуждения, протекающего на фоне растерянности с ярким проявлением манерности, бессвязной или вербигерированной речи, нарушений мышления, импульсивных движений, и в форме кататонического ступора с восковидной гибкостью, негативизмом или мышечным оцепенением.

Гебефренический синдром. Двигательное и речевое возбуждение с нелепым, дурашливым, манерным поведением на фоне немотивированной веселости, нередко - антисоциальными поступками. Личность больного эмоционально опустошена, мышление разорвано, возможны фрагментарные галлюцинации и бред, часто присутствуют кататонические симптомы.

Галлюцинаторно-бредовые синдромы. Включают галлюциноз, т.е. обильные галлюцинации, не сопровождающиеся помрачением сознания, паранойяльный синдром, исчерпывающийся первичным бредом (независимо от тематики бреда), иногда возникающий и заканчивающийся остро, когда бред возникает как озарение, параноидный синдром, складывающийся из первичного бреда, чаще с тематикой преследования, физического воздействия, вербальных галлюцинаций и псевдогаллюцинаций, синдром психического автоматизма (Кандинского-Клерамбо) - псевдогаллюцинации, бред преследования и воздействия, сопровождающиеся чувством овладения и открытости с отчуждением (утратой принадлежности себе собственных психических актов), парафренный синдром - систематизированный бред преследования и воздействия, фантастический бред величия, явления психического автоматизма, фантастические конфабуляции. Приведем пример:



Г.,30 лет, единственный ребенок в семье, отец злоупотреблял алкоголем. Рос ослабленным. После окончания 8 классов поступил в ПТУ по специальности фрезеровщика. С его слов, эта специальность ему не нравилась, хотелось свободной, «творческой» профессии, мечтал стать шофером большегрузного автомобиля, ездить по стране. Успеваемость его в училище была низкой. Трижды привлекался к уголовной ответственности за кражи. Освободившись из ИТК, Г. купил на имевшиеся у него деньги вагончик на санях, в котором жил в лесу, собирал для сдачи на масло пихтовую хвою. ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ. В кабинет входит медленно, сидит ссутулившись. Сам начинает беседу, речь бессвязная, сумбурная, нелепо отвечает на первые же вопросы, анамнестические сведения сообщает путано, непоследовательно. На многие вопросы отвечает нелепо, так сообщает, что его мать - Людмила Гурченко, а дед - Борис Ельцин, скороговоркой, не дожидаясь вопросов, ведет речь о том, что узнал об этом с их собственных слов, когда в 1991 году познакомился с ними в Одинцово, рассказывает, что был в гостях у Ельцина, где тот советовался с ним в вопросах управления страной. Рассказывает, что «два года назад, 18 июля 1996 года (дата осмотра - февраль 1997)», он попал в «другое измерение», где «под землей» купался в трех котлах вместе с Ельциным, который после всего этого приглашал его к себе, давал слушать аудиозаписи современных певиц. Говорит, что чувствовал себя там «как обычно», может описать подробно, как все происходило, что предшествовало попаданию в «другое измерение» и как удалось оттуда выбраться. Тут же начинает рассказывать, что еще до вышеописанных событий он на Белорусском вокзале наблюдал войну между инопланетными существами, нечистой силой, героями отдельных фильмов, все они подходили к нему, беседовали с ним, он сам был в центре происходивших событий, эти события видели и все присутствовавшие на вокзале люди, утверждает, что не испытывал ни страха, ни удивления, когда происходившие события закончились, спокойно ушел с вокзала, воспринял происходившее как рядовое событие. Использует в речи много повторяющихся слов, речь ускорена, аффективно насыщена, бессвязна. Поза театральна, манерна, сидит полуразвалясь, запрокинув голову, широко разводит руками, активно жестикулирует, лицо постоянно меняет выражение, изображая то гримасу боли, отчаяния, то охвативший порыв радости. Внезапно начинает рассказывать, несколько растягивая при этом слова, что переносил травмы головы, слышал голоса, приказывавшие ему «отдать девчонку», видел в палате старух, которые «преследуют его, подсыпают ему в пищу яд». Просит сейчас же выпустить его в туалет, так как там его ждут «Ельцин и Черномырдин», которым он должен давать советы относительно управления страной.

Ипохондрические синдромы.Характеризуются чрезмерным вниманием к своему здоровью, сопровождающимися тревогой, страхом заболеть, страхом заболеть определенной болезнью (например, канцерофобия – боязнь заболеть онкологическим заболеванием, и т. д.), жалобах на здоровье, сопровождающееся обращением к врачам с нелепыми или возможными, но не связанными с реальным заболеванием симптомами, которые могут принимать форму ипохондрического бреда, бреда физического недостатка (дисморфомании) с требованием хирургического вмешательства для коррекции (например, формы носа). Часто такие больные имеют очень длинный список установленных им диагнозов[xlix]. Приведем пример:

Д., 31 год. Рос и развивался нормально. Был религиозен с детских лет. Мечтал стать священником. Три года назад начал посещать врачей различных специальностей, предъявлял много разнообразных соматических жалоб, в частности, на приступообразные головные боли, плохой сон, плохую память, мышечную слабость, потливость ног, боли в животе, зуд в анусе, импотенцию, «судорожное вращение внутрь обеих стоп», боли в икроножных мышцах. Консультировался урологом, установившем у него «хронический простатит», окулистом, выявившим у него «прогрессирующую миопию, атрофию зрительных нервов», ортопедом, обнаружившим «сколиоз», хирургом, установившим предварительный диагноз «варикозной болезни нижних конечностей, облитерирующего эндартериита», невропатологом, обнаружившим «признаки вегето-сосудистой дистонии, остеохондроза крестцового отдела позвоночника, артралгии левой стопы». Однако, инструментальными методами исследования патологии выявлено не было. ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ: В кабинет входит медленно, спокойно садится. Вежлив, опрятен. Сидит в неудобной позе, слегка раскачиваясь. Говорит отчетливо, громко. На лице - застывшая нелепая улыбка. В контакт вступает охотно. На вопросы отвечает достаточно подробно, не всегда в плане заданного, быстро переключается на другие темы, не удерживает нити беседы продолжительное время[l]. Речь с богатым словарным запасом, однако порой затрудняется подобрать нужное слово, потирает лоб, поясняет, что сбился с мысли. Речь непоследовательная, часто употребляет своеобразные слова и выражения, дает некоторым словосочетаниям собственную трактовку, в частности, объясняет свое выражение «психологическая непонятость» как «непонимание моей психологии, непонятность в смысле трудности соображения»[li]. Анамнестические сведения сообщает подробно, с излишней детализацией. Сообщает, что с детских лет глубоко, искренне верит в Бога, собирался уйти в монастырь, и обязательно уйдет, если не женится. Поясняет, что ему давно хочется найти близкого ему человека, который любил бы его, относился бы к нему с пониманием. Рассказывает, что несколько лет назад он совсем уже собрался жениться, но его избранница внезапно «переменилась к нему», он «внутренне почувствовал», что сделал неправильный выбор. О расстроившейся свадьбе говорит спокойно, равнодушно. Считает, что несостоявшаяся женитьба - к лучшему. Поясняет, что отчасти его смущает имеющийся у него фимоз, который ему «не мешает, но не позволяет удовлетворять женщин», но он уже знает, что ему помогут гомеопатические средства, которые «так увеличат половой член, что фимоз станет незаметен», подчеркивает, что отказался от мысли об обрезании, т.к. это равнозначно смене вероисповедания и не одобряется церковью. Пускается в бесплодные рассуждения о роли крайней плоти, под конец запутывается в них, не может изложить основной мысли, которую хотел вложить в свои слова. Фиксирован на своем недуге, неоднократно спрашивает совета, что ему следует делать, но тут же вновь рассуждает о гомеопатическом лечении. Сообщает, что из совокупности различных «знамений» (видное место среди которых занимает и фимоз), он сделал вывод, что ему надо обязательно быть священником, однако он не ищет себе легкого пути, и всецело доверяется Провидению. Монотонно перечисляет монастыри и обители, в которых ему приходилось бывать, называет имена настоятелей. Заявляет, что самым главным знамением для него было явление ему святого, старца, который «спустился с небес» к нему, а потом «улетел обратно». Рассказывает, что уже обучился «умной молитве», и может сделать так, что его мысли «вознесутся прямо к Богу», сообщает, что в это время ощущает в голове пустоту, а в теле - легкость, не может ни о чем думать, плохо воспринимает события, происходящие вокруг. Жалуется, что на него «насылают болезни[lii]», перечисляет установленные ему когда-либо диагнозы, объясняет, что лечится у гомеопата с тех пор, как у него «оторвало в голове сосуды», считает виновными во всем «блудливых монахов», которые «насадили ему бесов». Тут же, словно спохватившись, начинает отрицать сказанное, уверяет, что сказал неправду, «глупость». Себя характеризует спокойным, уравновешенным, трудолюбивым. Считает себя психически здоровым. Мышление характеризуется непоследовательностью, нецеленаправленностью, часто употребляет неологизмы, присутствуют паралогии, отмечаются явления патологического полисемантизма. Фон настроения приподнят неадекватно ситуации. Память сохранена. Интеллект не нарушен. Критика к своему состоянию отсутствует. В отделении соблюдал режим, с персоналом и другими больными был вежлив, большую часть времени проводил в постели, читал, играл в настольные игры. Был навязчив к персоналу с просьбами. Требовал, чтобы его осматривали «все врачи». Писал матери письма, где выражал уверенность в скором возвращении домой.

Аффективные синдромы.Включают маниакальный синдром, характеризующийся гипертимией, ускорением мышления, повышенной деятельностью, и депрессивный синдром, характеризующийся гипотимией, замедлением мышления и двигательной заторможенностью (в чистом виде).

Невротические синдромы.Астенический синдром - сочетание слабости, раздражительности, повышенной чувствительности, истощаемости, возбудимости, навязчивости (см. выше), фобии (см. выше), истерические состояния - состояния с выраженной эмоциональной лабильностью, театральностью, внушаемостью, порой - вспышками бурного возбуждения со слезами, заламыванием рук и истерическими припадками, функциональными расстройствами, разнообразными по природе (истерические параличи, боли, слепота, немота, глухота и т. д.). Истерический припадок в классическом описании сегодня встречается очень редко. Больной постепенно опускается на пол, никогда не получает повреждений, непроизвольные движения представлены не судорогами, но разнообразными, выразительными движениями. В выраженных случаях больные образуют телом дугу, опираясь о пол пятками и затылком. Реакция зрачков на свет сохранена.



Слабоумие. Слабоумие представляет собой обеднение психической деятельности (необратимое) во всех ее проявлениях. Выделяют его врожденную форму (недоразвитие психики) - олигофреническое слабоумие и приобретенную форму (распад правильно сформированной психики в результате болезни) - деменцию. Приведем пример:

Е, 28 лет. Наследственность отягощена алкоголизмом родителей. До 5 лет он воспитывался в своей семье, затем, в связи с лишением родителей родительских прав, был направлен в детский дом. С раннего детства у Е. отмечалось выраженное отставание в физическом и психическом развитии: ходить начал с 4 лет, говорить фразами с 7 лет, до 9 лет не выговаривал ряд звуков, по поводу чего занимался с логопедом. До 9 лет страдал ночным энурезом (недержанием мочи). В школе начал обучаться с 7 лет, однако успевал очень плохо, дублировал 2 класс, в последующем был переведен в школу-интернат для умственно-отсталых детей, однако, с программой по-прежнему не справлялся. С 10 лет начал курить, с 13 лет употребляет спиртные напитки. Общался в основном с подростками асоциального поведения, убегал из школы, уезжал в другие города, бродяжничал, помещался в спецприемники, совершал мелкие кражи и хулиганские поступки. Эпизодически курил препараты конопли. В детстве он неоднократно получал травмы головы, в том числе - с потерей сознания, в связи с чем находился на стационарном лечении. С трудом окончил 8 классов, поступил в ПТУ по специальности “плиточник-штукатур”, однако на 2 курсе обучение оставил, уезжал на заработки в другие города, нанимался пасти скот, брался за различную неквалифицированную работу, попрошайничал, воровал. Диплом об окончании училища ему «прислали почтой». Состоял на учете у психиатра с диагнозом: «Олигофрения в степени выраженной дебильности». В армии не служил. Привлекался к уголовной ответственности за мелкую кражу. После освобождения по отбытии срока наказания нигде не работал, пьянствовал, бродяжничал, существовал на случайные заработки, периодически имел материальную поддержку от родителей и приятелей. К этому времени у Е. сформировалась выраженная психическая и физическая зависимость от алкоголя, ежедневно употреблял спиртное в очень больших дозах (4-5 бутылок водки), опохмелялся, пил запоями, отмечались состояния запамятования периодов алкогольного опьянения. ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ: в кабинет входит медленно, настороженно осматривается. Садится без предложения, спонтанно вступает в беседу, задает врачу множество вопросов, спрашивает, когда его «освободят из больницы». Речь маломодулирована, словарный запас беден, запас знаний и представлений невелик, круг интересов узкий. Построение предложений конкретное, примитивное. Внешне неопрятен, небрит, сидит полуразвалившись. Плохо чувствует дистанцию с врачом: во время беседы часто просит у врача сигареты, просит «прописать стакан спирта на ночь». Демонстрирует пренебрежение к врачам, утверждает, что «еще посмотрит, на что они здесь способны». О себе рассказывает кратко, поверхностно, формально. Часто неадекватно смеется, подолгу не может остановиться, говорит, что у него всегда хорошее настроение. Вспоминая отдельные эпизоды детских и школьных лет, говорит с врачом загадками, предлагает «угадать» то или иное событие его жизни, постоянно переспрашивает, задает встречные вопросы, подчас отвечает теми же словами, которые употребил в построении вопроса врач, иногда вступает в пререкания. Пишет с грамматическими ошибками, просит не заставлять его много читать и писать, говорит, что ненавидит читать, особенно газеты. Смысл метафор и известных пословиц раскрывает буквально, переносного значения не улавливает. Например, на просьбу пояснить пословицу «Не плюй в колодец. » истолковал ее следующим образом: «Сам я человек не брезгливый. А если плюну - кому-нибудь нагажу». Устный счет в медленном темпе. Умножение выполняет в несколько этапов сложения. Вычитает с трудом, только в столбик. Утверждает, что ему легче считать, если есть наглядный счетный материал (деньги, бутылки, спички). Тяготится выполнением заданий. При рассказе дурашлив, эйфоричен, любит говорить на алкогольные темы. С видимым удовольствием перечисляет сорта вин и водок, которые он когда-либо пробовал, хвастается, что употребляет спиртное в необычайно больших дозах. Без учета ситуации просит «поставить несколько бутылок», чтобы проверить, сколько он может выпить. Сообщает, что последние 1.5 года ежедневно выпивал до 2 литров водки. Наутро состояние похмелья проявлялось дрожью, выраженными вегетативными реакциями, головокружением и головными болями, опохмелялся водкой. Практически не выходил из запойного состояния. Часто запамятовал периоды алкогольного опьянения. Сообщил, что однажды в метро, находясь в состоянии опьянения, потерял сознание приблизительно на 1,5 часа, в связи с чем его на конечной станции приводили в себя. При этом рассказывает о случившемся со смехом; удивляется, что врач обращает внимание на эти «пустяки». С бравадой рассказывает, как развивается у него опьянение: после первой бутылки – «тянет на подвиги», после 2 -ой – «поговорить», а после 3-ей и 4-ой он находится в сонливом состоянии, быстро «отключается». Кабинет покидает неохотно, просит вызвать еще, т.к. ему «скучно». Критические способности испытуемого значительно снижены. В отделении испытуемый соблюдал режим, помогал медперсоналу в уборке помещений и в работе на кухне, был вежлив, охотно проводил время в кругу других испытуемых, был весел, беспечен. Иногда жаловался на головную боль, просил анальгин[liii].

В психиатрии широко принято деление психопатологических проявлений на позитивные и негативные. Первыми называются те явления, которые появляются в дополнение к проявлениям нормальной психической деятельности, например, галлюцинации, судороги и т. д., вторые являются утратой присущих психике нормальной личности явлений, например, амнезия, слабоумие. Их соотношение (в масштабе, отражающем глубину расстройства) представлено на приводимой ниже схеме, предложенной выдающимся отечественным психиатром А. В. Снежневским.

Здесь на схеме цифры обозначают:

Для позитивных синдромов: 1 – эмоционально-гиперестезические расстройства, 2 – аффективные расстройства, 3 – невротические расстройства, 4 – паранойяльные расстройства, вербальный галлюциноз, 5 – кататонические, параноидные, парафренные расстройства, 6 – помрачение сознания, 7 – парамнезии, 8 – судороги, 9 – психоорганические расстройства.



Для негативных синдромов: 1 – истощаемость психической деятельности, 2 – субъективно осознаваемая измененность, 3 – объективные изменения личности, 4 – дисгармония личности, 5 – снижение энергетического потенциала, 6 – снижение уровня личности, 7 – регресс личности, 8 – амнестические расстройства, 9 – слабоумие, 10 – психический маразм.

В психиатрической терминологии существуют понятия, которые служат для обозначения широких групп синдромов, нозологических единиц, состояний, объединенных общими критериями, находящихся на общем уровне нарушения психической деятельности. Они не являются нозологическими формами, не участвуют в классификациях, но характеризуют состояние пациента в целом.

Адаптация - действие личности в таком диапазоне социальной среды, который не выявляет патологического склада личности, и требования которого посильны для невротических, психопатических и акцентуированных компонентов характера.

Компенсация - отработанная под влиянием внешней среды способность личности замещать вредные, дезадаптирующие характерологические качества полезными или нейтральными. Гиперкомпенсация является чрезмерным развитием компенсации, когда сформированные компенсаторные качества сами приобретают патологическое звучание, субкомпенсация - недостаток компенсации, неустойчивое равновесие с тенденцией к срыву компенсации.

Развитие личности - постепенное формирование патологического личностного склада, нарастание патологических черт плавно, без вклинения дополнительных патогенетических механизмов.



Процесс - постепенное, непрерывно нарастающее изменение личности, захватывающее всю личность, возникающее эндогенно, в ядре личности, чуждое личности, часто имеющее «точку отсчета». Возникшие однажды симптомы и синдромы развиваются, усложняются, появляются новые, которых не было в начале. Процесс овладевает личностью, подчиняет ее себе.

Реакция - простейшая форма пограничных расстройств (см. ниже), которая может быть психогенной (спровоцированной факторами окружающей среды), характерологической (резкое усиление привычных способов реагирования на воздействие среды), аффективной - кратковременные состояния в ответ на индивидуально значимые психические травмы.

Невроз - психогенное (остро возникшее или являющееся результатом хронического воздействия психотравмирующей ситуации) психическое расстройство, проявляющееся специфическими клиническими феноменами, характеризующимися обратимостью, связью с психической травмой, доминированием аффективных и вегетативных расстройств при отсутствии психотической симптоматики.

Неврозоподобное состояние - несмотря на сходство с неврозом отличается скудностью симптомов, отсутствием связи с психотравмой, стереотипным развитием. Наблюдается при другой патологии, например, при эндогенных расстройствах.

Акцентуация характера - чрезмерное, находящееся на границе с нормой (с патологией?) заострение отдельных характерологических черт.


Психопатия (расстройство личности) - состояние, характеризующееся выраженностью патологических черт характера, их тотальностью, пронизывающей всю личность, необратимостью, ведущее к нарушению социальной адаптации.

Пограничные психические расстройства - группа расстройств, отвечающая общим критериям, включающим преобладание невротического (непсихотического) уровня психопатологических проявлений, в первую очередь - аффективных расстройств, связь их с вегетативными дисфункциями, соматическими расстройствами, нарушениями сна, ведущую роль психогенных факторов в возникновении симптомов, наличие минимальных органических предиспозиций, облегчающих наступление декомпенсации, взаимосвязь расстройства с личностью больного (личностное соответствие), сохранение больными критического отношения к основным проявлениям болезни. К указанной группе относят, как правило, акцентуации характера, неврозы, психопатии, невротические развития личности, невротические реакции, патохарактерологические развития личности.

Психоз - состояние, характеризующееся резким расстройством психической деятельности, сопровождающееся бредом, галлюцинациями, помрачением сознания, выраженными двигательными и аффективными расстройствами, имеющее свои закономерности динамики.

Склад личности, конституция - тип высшей нервной деятельности человека, изначально сформированный стереотип ответов личности на воздействия окружающей среды. Близким по смыслу является термин «темперамент». Условно принято выделять конституции шизоидную, характеризующуюся одновременно чрезмерной чувствительностью и эмоциональной холодностью, причудливой парадоксальностью внутреннего мира, аутичностью, характеризующейся богатством внутреннего мира и сужением внешних контактов или их формальностью, склонностью к абстракциям, циклоидную, проявляющуюся колебанием настроения, сопровождающиеся соответствующими внешними и внутренними проявлениями, эпилептоидную, демонстрирующую возбудимость, вязкость аффекта, гневливость, фиксацию на отрицательных эмоциях и вместе с тем любовь к порядку, мелочность, истерическую, отражающую театральность, завышенную самооценку, избыточную (наигранную) яркость переживаний, ложную многозначительность, жажду признания, стремление быть в центре внимания.

Ниже мы приводим примерную схему классификации психических болезней, принятую в классической психиатрии. Современная классификация психических расстройств (МКБ-10) приводится в приложении.

Раздел 1. Эндогенные психические заболевания. - Шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, инволюционные психозы (психозы позднего возраста)

Раздел 2. Эндогенно-органические заболевания. - Эпилепсия, атрофические процессы головного мозга (старческое слабоумие, болезни Альцгеймера, Пика, хорея Гентингтона, болезнь Паркинсона), наследственные органические заболевания



Раздел 3. Экзогенно-органические заболевания. - Сосудистые заболевания мозга, психические расстройства при травмах, опухолях, энцефалиты, сифилис головного мозга, расстройства при органических, эндокринных заболеваниях

Раздел 4. Экзогенные психические расстройства. - Симптоматические психозы (при инфекциях, отравлениях, соматических заболеваниях), токсикомании, включая алкоголизм и табакокурение

Раздел 5. Психогенные заболевания. - Неврозы, реактивные психозы (возникшие в результате психотравмы)

Раздел 6. Патология психического развития. - Олигофрении (врожденное слабоумие), психопатии.