Перцептивная система это в психологии

Перцептивные системы



Перцептивные задачи, возникающие в деятельности субъекта, постоянно требуют от восприятия, в том числе и от сенсорных процессов адекватного отражения ситуации. В зависимости от характера перцептивных задач разным оказывается и отражение, хотя анатомические звенья сенсорики -- рецепторы -- остаются неизменными.

Оглавление:

Действительно, в одних случаях особое значение может иметь точная оценка пространственного положения предмета, в других -- восприятие свойств его поверхности или формы. Как правило, в рамках одной и той же модальности возможно решение целой иерархии перцептивных задач.

В связи с этим важное теоретическое значение имеет высказанное Н. А. Бернштейном положение, что в зависимости от сложности движения все виды афферентации в большей или меньшей степени принимают участие в сенсорных коррекциях, выполняя функцию проприоцепции в широком смысле слова. Сложность или уровень двигательной задачи определяет состав сенсорных коррекций, с помощью которых она может быть решена.

Эти представления были подробно разработаны Н. А. Бернштейном в теории уровней регуляции движенийх).

Первый уровень регуляции движений называется уровнем палеокинетических регуляций. С его помощью осуществляются простейшие, чисто рефлекторные движения, типа коленного рефлекса или вибрато скрипача. Сенсорным звеном этого рефлекторного кольца служат мышечно-силовые компоненты проприоцепции, замыкающиеся в спинном мозге и стволе головного мозга. Движения второго по сложности уровня синергий требуют сенсорных коррекций со стороны суставно-пространственных компонентов проприоцепции и контактной экстероцепции. Синергиями называются стереотипные движения, в которых участвуют большие группы мышц. Примерами синергии могут быть большинство гимнастических упражнений или улыбка. Центральная регуляция движений этого уровня осуществляется подкорковыми ядрами талямуса и паллидума. Для выполнения движений следующего в иерархии уровня пространственного поля необходимы вестибулярная афферентация, осязание, зрение и слух. Это движения, приспособленные к внешнему пространству, такие, как метание мяча или печатание на пишущей машинке. Уровень пространственного поля является первым кортикальным уровнем. Его неврологическим субстратом являются базальные ядра и проекционные зоны различных анализаторов. Значительно более сложные движения выполняются на уровне предметного действия. Основным регулятором движения в этом случае является сам предмет: оно строится в соответствии с логикой его употребления. На этом уровне становятся возможными орудийные действия. Нейрофизиологические механизмы регуляции предметных действий расположены в премоторных и нижнетеменных зонах коры головного мозга. Еще выше находятся труднодифференцируемые уровни высших символических координаций, таких, как речь и письмо. Целенаправленные движения человека являются движениями высоких уровней.



Низшие уровни играют при этом подчиненную роль, выполняя фоновые координации.

Правильность представления о том, что не только проприоцепция, но и экстероцепция участвует в регуляции движений, подтверждается рядом полученных в последнее время данных.

Хорошо известно, что речевые артикуляции контролируются проприоцепцией от голосовых связок и гортани. В то же время существует однозначная связь между артикуляциями человека и его слуховыми восприятиями. Л. А. Чистович поставила опыты, показавшие, что слуховой канал сенсорных коррекций играет важную роль в регуляции речевого процесса. Испытуемый в этих опытах слышал все произносимые им слова с задержкой на десятые доли секунды, что достигалось благодаря использованию специальной звукозаписывающей аппаратуры и наушников. Когда таким образом нарушалась непосредственная связь речевых артикуляций и слуховых восприятий, речь испытуемого чрезвычайно затруднялась, теряла свой непроизвольный и плавный характер, а часто и совсем распадалась.

В сенсорных коррекциях многих движений участвует зрение. Эту его функцию Дж. Гибсон предложил назвать зрительной кинестезией. Когда наблюдатель перемещается в своем окружении, непрерывно меняется раздражение его зрительного анализатора. Однако, эти изменения оптической стимуляции не воспринимаются им как движения видимых предметов, т. е. в качестве экстероцепции. Они выполняют функцию зрительной кинестезии и служат для контроля осуществляемых движений (рис. 51).

Во время орудийных действий и различных манипуляций с объектами важная роль принадлежит осязанию. Таким образом, большинство видов экстероцепции выполняет, по крайней мере, две различные функции: они служат не только для отражения внешнего мира, но и для регуляции движений организма.



С другой стороны, как уже отмечалось, сложные формы предметного отражения неразрывно связаны с активными движениями субъекта, а значит, с проприоцепцией. Эти движения выполняют в процессе восприятия функцию эффекторных коррекций образа. Для проверки адекватности образа необходимо его сопоставление с отражаемым предметом. Наиболее простым путем подобного сравнения является внешнедвигательное перцептивное действие. В случае необходимости осуществляется коррекция образа. Различным уровням перцептивных задач соответствуют разные уровни эффекторных коррекций.

Эволюционную классификацию сенсорных процессов, также подчеркивающую их уровневое строение, предложил в 1920 году английский невролог Х. Хэд. Он различает эпикритическую и протопатическую чувствительность. Более молодая и совершенная эпикритическая чувствительность позволяет точно локализовать объект в пространстве, она дает объективные сведения о явлении. Например, осязание позволяет точно установить место прикосновения, а слух -- определить направление, в котором раздался звук. Относительно древние и примитивные протопатические ощущения не дают точной локализации ни во внешнем пространстве, ни в пространстве тела. Их характеризует постоянная аффективная окрашенность, они отражают скорее субъективные состояния, чем объективные процессы.

Х. Хэд доказал, что протопатические и эпикритические компоненты могут иметь место внутри одной модальности. Он перерезал у себя на руке веточку кожного нерва и наблюдал ход восстановления чувствительности на соответствующем участке кожи. В течение первого месяца чувствительность в этом месте отсутствовала. Примерно через шесть недель она появилась, но только в форме протопатической чувствительности. Ощущения прикосновения были диффузны и нелокализуемы, но при этом всегда либо приятны, либо неприятны. Только через полгода аффективный тон ощущений исчез, и они стали восприниматься как прикосновения, адресованные к данному участку кожи. В последнюю очередь восстановилось восприятие направления движения по поверхности кожи и способность определять форму объектов.

Соотношение протопатических и эпикритических компонентов в разных видах чувствительности, естественно, оказывается различным. Интероцепция, например, представляет собой полностью протопатическую чувствительность. На рис. 10 схематично изображены соотношения их компонентов внутри пяти основных видов экстероцепции. Из схемы видно, что более молодые, дистантные модальности связаны, главным образом, с эпикретической чувствительностью.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что представления об однозначной связи рецептора и выполняемой им функции ошибочны. Анализатор, как известно, имеет системное, сложное строение. На каждом из уровней перцептивных действий достигается адекватное отражение действительности, будь это картина мышечных напряжений или скрипичный концерт Паганини. Поэтому совокупность иерархических механизмов восприятия, способных решать различные по сложности перцептивные задачи, называется перцептивной системой. Перцептивные системы формируются в процессе деятельности, что обуславливает изменчивость входящих в них звеньев. В дальнейшем будут подробно рассмотрены пять основных перцептивных систем:



1. Зрительная система реализует сложную эпикритическую форму чувствительности. Она принимает участие в регуляции локомоций и предметных действий. Зрению принадлежит важная роль в восприятии пространства. Эта система позволяет оценить свойства поверхности предмета, а также обеспечивает высшие формы предметного восприятия, которые отличает высокая константность.

Рис. 10. Схематическое изображение соотношения компонентов протопатической и эпикритической чувствительности внутри различных видов экстероцептивных ощущений

2. Слуховая система дает информацию о свойствах акустических явлений и о положении звучащих объектов в пространстве. Она участвует в координации артикуляционных движений. Наконец, слуховая система связана со сложнейшими видами социальных восприятий -- восприятием речи и музыки.

3. Кожно-мышечная система состоит из множества подсистем. Она участвует в регуляции движений и определяет восприятие взаимного положения частей тела. На основе активного осязания возможны высшие формы предметного восприятия. Функционирование кожно-мышечной системы проходит под контролем зрительной системы.

4. Обонятельно-вкусовая система делает возможным восприятие химических свойств различных веществ. У некоторых животных она используется для пространственной ориентации. Однако наибольшую роль эта система играет в контроле пищевого поведения.


5. Вестибулярная система отражает действующие на тело силы тяжести и инерционные силы, связанные с его ускоренным движением. С ее помощью осуществляется оценка положения, позы, начала и окончания движения тела в различных направлениях. Вестибулярная система взаимодействует с большинством других перцептивных систем.

3. Интермодальные ощущения и синестезии

Перцептивные системы формируются под влиянием задач, возникающих в деятельности индивида. Многие перцептивные задачи требуют совместной работы нескольких перцептивных систем, поэтому возможны интермодальные или переходные формы чувствительности, занимающие промежуточное положение между традиционными модальностями.

Типичным интермодальным ощущением является ощущение вибрации. Как известно, слуховая система человека не воспринимает колебания воздуха с частотой ниже двадцати герц. Более низкие тона воспринимаются нами в виде вибрационных ощущений. Это осуществляется не с помощью слуха, что доказывается существованием вибрационной чувствительности у глухих, а посредством, главным образом, кожно-мышечной системы. Для возникновения ощущения вибрации важно, чтобы раздражение передавалось костными тканями и распространялось на возможно большую часть тела. Считается, что при этом возбуждается вестибулярная система, хотя для нее вибрация -- неадекватный раздражитель.

Вибрационная чувствительность занимает в нашем восприятии несравненно меньшее место, чем осязание или слух. Но у людей, потерявших слух, она начинает играть огромную роль. Вибрационную чувствительность называют даже "слухом глухих". В литературе описаны случаи, когда глухие оказывались способны воспринимать с помощью вибрации сложные музыкальные произведения.

Другим примером интермодальной чувствительности служит так называемое "шестое чувство слепых". Известно, что слепые, от рождения или с детства, способны на расстоянии обнаруживать препятствия и успешно их обходить. Субъективные ощущения, возникающие у них при этом, очень сложны. Как правило, слепые сообщают, что они чувствуют препятствие кожей лица. Однако, большинство исследователей считает, что чувство преграды связано не с кожной, а со слуховой чувствительностью. Согласно этой точке зрения, слепой гораздо лучше чем зрячий улавливает это от своих шагов. Отраженные от предметов звуки воспринимаются как ориентиры, дающие указания о препятствиях, к которым он приближается. Поэтому чувство препятствия отказывает, если на пути слепого вместо плотной стенки, хорошо отражающей звуки, поставить преграду в виде металлической сетки с крупными ячейками.



Развитие интермодальных ощущений, позволяющих компенсировать те или иные сенсорные недостатки, подчеркивает значение, которое имеет для развития перцептивных систем наличие конкретной перцептивной задачи. А. Н. Леонтьевым была продемонстрирована возможность формирования с помощью создания у испытуемого активной установки совершенно нового вида чувствительности, который получил название неспецифической световой чувствительности.

В экспериментах ставилась задача выработать у испытуемых чувствительность к цвету посредством кожи ладони. Испытуемый сидел перед черным экраном. Через отверстие в экране была просунута его рука. В свою очередь сквозь отверстие в доске, на которой покоилась рука испытуемого, на ладонь проецировался красный или зеленый луч света. Лампа была отгорожена от ладони испытуемого водяным фильтром, так что раздражители, действующие на поверхность кожи, имели совершенно одинаковые тепловые характеристики и отличались лишь длинною волны.

В первой серии экспериментов испытуемый оставался пассивным, так как его ни о чем не предупреждали. Экспериментатор пытался выработать у него условный защитный рефлекс на раздражение красным светом. Раздражители подавались через разные промежутки времени в случайном порядке. Через тридцать секунд после раздражения ладони красным светом испытуемый получал удар током и, естественно, отдергивал ладонь. Зеленый свет не сопровождался подкреплением. Оказалось, что даже послесочетаний испытуемый не мог научиться вовремя отдергивать руку.

Во второй серии экспериментов испытуемому сообщалось, что иногда его ладонь будет освещаться красным, а иногда зеленым светом, и что если после освещения руки красным светом он не отдернет руку, то получит электрический удар. Иными словами, у испытуемых создавалась установка на активное обнаружение определенного раздражителя. В остальном условия опыта сохранялись. Результаты этой серии оказались поразительными. Уже через сорок -- пятьдесят сочетаний удалось выработать условный рефлекс на освещение кожи красным светом, так что испытуемый отдергивал руку сразу после освещения ладони красным светом и оставлял ее на месте при освещении зеленым светом.

Взаимодействие перцептивных систем обусловлено, главным образом, единством окружающего мира. Действительно, один и тот же предмет или явление обладает множеством различных аспектов. Их восприятие связано с работой различных перцептивных систем, переферические звенья которых имеют весьма различные характеристики. Тем не менее мы воспринимаем единый целостный образ. Очень ярко взаимодействие перцептивных систем выступает в случае восприятия внешнего пространства (см. стр. 157 и стр. ).

Существуют многочисленные факты, свидетельствующие о глубоких связях различных перцептивных систем. Речь идет о синестезии -- возникновении ощущения определенной модальности под воздействием раздражителя, совершенно другой модальности. Явление синестезии может возникать как в явной, так и неявной форме. В явной форме, по данным ряда исследований, синестезии наблюдаются примерно у 50% детей и 15% взрослых. Очень яркие синестезии были, например, у композитора А. Н. Скрябина, переживавшего каждый звук окрашенным в тот или иной цвет и даже писавшего симфонии цвета. Можно утверждать, что в неявной форме синестезии встречаются у каждого. "Теплые" и "холодные" цветовые тона, "высокие" и "низкие" звуки свидетельствуют о том, как естественно подчас оцениваются ощущения при помощи характеристик, заимствованных казалось бы, из совсем другой модальности.

Наиболее универсальной в этом отношении оказалась характеристика "светлоты". Немецкий психолог Э. М. Хорнбостель показал в двадцатых годах нашего столетия, что светлыми и темными могут быть не только зрительные, но и осязательные, органические, обонятельные и слуховые ощущения. Так ощущения голода, прикосновения гладким и твердым предметом оценивались как светлые, а противоположные им ощущения -- сытости, прикосновения шершавым и мягким предметом -- как темные. Характеризуя незнакомые запахи, испытуемые использовали те же определения: запах духов казался им светлым, а запах дегтя -- темным.

Чтобы проверить воспроизводимость получаемых таким образом результатов, Э. М. Хорнбостель провел контрольный опыт. Испытуемым давалась группа запахов и предлагалось с помощью цветового кругах) подобрать для каждого из них серый тон, соответствующей светлоты. Оказалось, что все испытуемые расположили запахи примерно в один и тот же ряд, причем запаху бензола соответствовал цветовой круг с 40% белого цвета. Затем те же запахи сравнивались со звуковыми сигналами, подаваемыми с помощью звукогенератора. В результате было установлено соответствие обонятельных и слуховых ощущений, в котором запах бензола приравнивался звуковому тону частотой 220 гц. На последнем этапе эксперимента испытуемые должны были сопоставить различные звуковые тона с оттенками серого цвета. Оказалось, что для тона 220 герц был подобран серый цвет, на 41% состоящий из белого. Иными словами удалось показать эквивалентность оценок светлоты, запаха и высоты звукового тона. Условно этот результат можно изобра схемы:

Не менее интересные исследования провели немецкие биологи В. Бернштайн и П. Шиллер. В одном из опытов рыбы обучались плыть всегда к более освещенной из двух кормушек. После выработки этого условного рефлекса освещение кормушек уравнивалось, но перед одной из них рассеивалось вещество со "светлым", а перед другой -- с "темным" (по шкале Э. М. Хорнбостеля) запахом. Рыбы направлялись к кормушке со "светлым" запахом. Другие опыты проводились с земноводными, меняющими свою окраску в зависимости от уровня освещенности. Результаты показали, что посветление окраски вызывают также "светлые" обонятельные и звуковые раздражители.

Следует подчеркнуть, что синестезии редко возникают в ситуации нормального предметного восприятия. Когда же воспринимаемая ситуация неопределенна, то синестезии наблюдаются довольно часто. Советская исследовательница Л. А. Селецкая провела опыты, показавшие, что сознательное выделение синестезических признаков "теплоты" и "холода" цветового тона при дифференциации цветовых карточек, предъявляемых в переферическом зрении, позволяет испытуемым улучшить показатели различения.

О механизмах синестезий известно в настоящее время еще очень мало. Опыты В. Бёрнштайна, добившегося посветления окраски темноадаптированных рыб с помощью инъекции им вытяжки из сетчатки светлоадаптированных рыб, говорят о том, что синестезии могут быть связаны с гуморальными процессами. В пользу биохимической гипотезы возникновения синестезий свидетельствуют факты о появлении синестезий под влиянием таких наркотиков, как мескалин и ЛСД-25. Не вызывает сомнения, что синестезии связаны с генетически ранними ступенями восприятия.



Перцептивные действия

ПЕРЦЕПТИВНЫЕ ДЕЙСТВИЯ (англ. perceptual actions) — основные структурные единицы процесса восприятия у человека. П. д. связаны с сознательным выделением той или иной стороны чувственно заданной ситуации, а также различного рода преобразованиями сенсорной информации, приводящими к созданию адекватного задачам деятельности и предметному миру образа. Впервые понятие П. д. было выдвинуто А. В. Запорожцем, в школе которого они и были наиболее полно изучены (см. Теория развития восприятия путем формирования перцептивных действий). В настоящее время понимание восприятия как системы П. д. широко распространено в отечественной психологии. Близки к нему высказывания таких видных зарубежных психологов, как Ж. Пиаже, Дж. Гибсон, Р. Хелд, У. Найссер.

Исследования онтогенетического (см. Онтогенез) развития процессов восприятия показывают, что вначале они бывают включены во внешние практические действия ребенка. По мере усложнения деятельности и тех требований, которые она предъявляет к предметному отражению ситуации, происходит выделение собственно П. д., осуществляемых в плане чувственного образа. Генетическая связь П. д. с практическими действиями проявляется в их развернутом, внешнедвигательном характере. В движениях руки, ощупывающей предмет (см. Осязание), в движениях глаз, прослеживающих видимый контур, в движениях гортани, воспроизводящих слышимый звук, происходит непрерывное сравнивание образа с оригиналом, осуществляется его проверка и коррекция.

Дальнейшее развитие деятельности сопровождается значительным сокращением моторных компонентов П. д., в результате чего процесс восприятия внешне приобретает форму одномоментного (симультанного) акта «усмотрения». Эти изменения обусловливаются выработкой у ребенка целой системы оперативных единиц восприятия и сенсорных эталонов, опосредствующих восприятие и превращающих его из процесса построения образа в более элементарный процесс опознания. Важно отметить, что сенсорные эталоны соответствуют таким общественно выработанным системам сенсорных качеств, как общепринятая звуковысотная шкала музыкальных звуков, «решетка» фонем родного языка или система геометрических форм. Усваивая на протяжении детства системы сенсорных эталонов, ребенок научается пользоваться ими как своеобразными чувственными мерками для систематизации свойств окружающей действительности.

Всякое П. д. может реализоваться с помощью значительного числа различных перцептивных операций. Большое практическое значение имеет исследование операционально-технической стороны специфически-перцептивных (наблюдательных) видов трудовой деятельности операторов радиолокационных станций, дешифровщиков следов элементарных частиц и аэрофотоснимков. В их составе были выделены и изучены такие П. д., как обнаружение сигнала, выделение информационных признаков и ознакомление с ними, идентификация, опознание (категоризация), т. е. отнесение воспринятого объекта к тому или иному классу. Сравнительно мало изучены процесс координации различных П. д. и составляющих их операций в микро- и макроинтервалах времени (см. Метод микроструктурного анализа). Актуальным представляется также исследование смысловых отношений, связывающих П. д. с деятельностью, в контексте которой они осуществляются. Решение этих задач позволит приблизиться к пониманию психологических механизмов эстетического восприятия и визуального мышления.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРЦЕПТИВНОЕ ВИКАРНОЕ (викарные перцептивные действия) - действия перцептивные системы зрительной. Направлены на анализ информации, представленной следом от возбуждения рецепторов сетчатки, и совершаются посредством малоамплитудных движений глаз (дрейф, быстрые скачки), ведущих к избирательным изменениям чувствительности отдельных участков сетчатки. Субъективно осознаются как перемещение внимания в пределах стабилизированного образа зрительного.



Действия перцептивные — структурная единица процесса восприятия у человека, включающая помимо собственно психического и двигательный компонент. Д. п. связаны с сознательным выделением той или иной стороны чувственно заданной ситуации, а также с разного рода преобразованиями сенсорной информации, приводящими к созданию адекватного задачам деятельности и предметному миру образа. С понятием о Д. п. связано представление о восприятии как об активном процессе. Восприятие не пассивное "фотографирование". Это своеобразная деятельность, в которой большую роль играет движение. Двигательные компоненты процесса восприятия подстраивают работу перцептивных систем к характеристикам объекта (А.Н. Леонтьев, А.В. Запорожец). Примером может служить движение руки, ощупывающей предмет, движения глаза, прослеживающего контур воспринимаемого предмета, движения мышц гортани при восприятии речи или мелодии. Исследование онтогенетического развития Д. п. показывает, что вначале они бывают включены во внешние практические действия ребенка. По мере усложнения деятельности и тех требований, которые она предъявляет к предметному отражению ситуации, происходит выделение собственно Д. п. в самостоятельный процесс, направленный на создание образа предмета или ситуации. В развернутом внешнедвигательном характере Д. п. проявляется генетическая связь Д. п. с практическими действиями. Развитие Д. п. сопровождается значительным сокращением моторных компонентов Д. п., в результате чего процесс восприятия приобретает форму одномоментного акта "усмотрения". Эти изменения обусловливаются выработкой у ребенка целой системы перцептивных единиц восприятия и сенсорных эталонов, опосредствующих восприятие и превращающих его из процесса построения образа в более элементарный процесс опознания. Усваивая на протяжении детства системы сенсорных эталонов, ребенок научается пользоваться ими как своеобразными чувственными мерками для систематизации свойств окружающей действительности.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРЦЕПТИВНОЕ - основные структурные единицы процесса восприятия. Обеспечивают сознательное выделение некоего аспекта чувственно заданной ситуации, а также преобразование информации, сенсорной, приводящее к построению образа, адекватного миру предметному и задачам деятельности. Впервые понятие действий перцептивных было выдвинуто в отечественной психологии; близкие взгляды развивали и зарубежные психологи. Генетическая связь действий перцептивных с практическими действиями проявляется в их развернутом внешнедвигательном характере. В ощупывающих движениях руки, в движениях глаз, прослеживающих видимый контур, происходит непрерывное сравнение восприятия с оригиналом, проверка и коррекция образа. Действия перцептивные, служащие для построения одного и того же образа перцептивного, могут реализоваться с помощью различных наборов операций перцептивных. Развитие действий перцептивных сопровождается значительным сокращением моторных компонент, и процесс восприятия внешне приобретает форму одномоментного акта «усмотрения». Эти изменения обусловлены формированием разветвленных систем эталонов сенсорных и единиц восприятия оперативных, кои позволяют превратить восприятие из процесса построения образа в более простой процесс опознания. Эталоны сенсорные соответствуют таким общественно выработанным системам сенсорных качеств, как шкала музыкальных звуков, система фонем родного языка, система основных геометрических форм. Усваивая их, ребенок начинает пользоваться ими как своеобразными чувственными мерками. В результате возрастает и точность, и произвольность сенсорно-перцептивных процессов.

Что такое перцептивные системы?

перцепция - восприятие, перцептивные системы - системы восприятия.

Главный источник информации для человека, дающий девяносто процентов от всего объема, - это зрение, а следующий по значимости - слух.

Перцептивные системы - это структуры сознания, переводящие звуковые и слуховые ощущения в образы,

при этом человек не просто что-то видит и слышит, а понимает, что именно он видит и слышит: яблоко, кошка, дом.



Перцепция полностью захватывает внимание человека на внешних объектах, до полного самозабвения, человек полностью погружается в восприятие, например, фильма или книги и подчиняется этому внешнему, забыв о своей самостоятельности.

Перцептивные системы

Перцепция как активный психический процесс. Отражение предметов и явлений окружающего мира и внутренней среды организма в коре головного мозга человека при воздействии раздражителей на органы чувств. Особенности и построения перцептивного образа.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

1. Перцепция как активный психический процесс

перцепция головной мозг раздражитель



Перцепция - от латинского perceptio - восприятие, непосредственное отражение объективной действительности органами чувств.

Восприятие - активный психический процесс целостного отражения предметов и явлений окружающего мира и внутренней среды организма в коре головного мозга человека при непосредственном воздействии раздражителей на органы чувств.

Поскольку любой предмет как раздражитель является сложным, обладает рядом свойств, то в формировании его образа участвует обычно несколько анализаторов в течение определенного времени. Таким образом, перцептивная система представляет собой сложное образование, включающее в себя как анализатор, так и структуры коры головного мозга, ответственные за психические процессы памяти, мышления, воображения, обеспечивающие аналитико-синтетическую деятельность при формировании образа восприятия. В зависимости от того, какой из анализаторов доминирует в данном акте восприятия, различают зрительную перцептивную систему, слуховую перцептивную систему, осязательную и т.д.

Практика заставляет человека переходить от непреднамеренного восприятия к целенаправленной деятельности - наблюдению; на этой стадии восприятие уже превращается в специфическую мыслительную деятельность, которая включает анализ и синтез, осмысление и истолкование воспринятого. Таким образом, связанное первично в качестве компонента или условия с какой-либо конкретной практической деятельностью, восприятие, в конце концов, в форме наблюдения переходит в более или менее сложную деятельность мышления, в системе которого оно приобретает новые специфические черты. Развиваясь в другом направлении, восприятие действительности переходит в связанное с творческой деятельностью создание художественного образа и эстетическое созерцание мира. Воспринимая, человек не только видит, но и смотрит, не только слышит, но и слушает, а иногда он не только смотрит, но рассматривает или всматривается, не только слушает, но и прислушивается; он часто активно выбирает установку, которая обеспечит адекватное восприятие предмета; воспринимая, он, таким образом, производит определенную деятельность, направленную на то, чтобы привести образ восприятия в соответствие с предметом, необходимое, в конечном счете, в силу того, что предмет является объектом не только осознания, но и практического действия, контролирующего это осознание.

Восприятие является чувственным отображением предмета или явления объективной действительности, воздействующей на наши органы чувств. Восприятие человека -- не только чувственный образ, но и осознание субъектом выделяющегося из окружения объекта. Осознание чувственно данного предмета составляет основную, наиболее существенную отличительную черту восприятия. Процесс восприятия предполагает у субъекта способность не только реагировать на чувственный раздражитель, но и осознавать чувственное качество как свойство определенного предмета. Для этого предмет должен выделиться как относительно устойчивый источник исходящих от него на субъект воздействий, и как возможный объект направленных на него действий субъекта.

Восприятие поэтому предполагает довольно высокое развитие не только сенсорного, но и двигательного аппарата. Если координированное, направленное на предмет действие, с одной стороны, предполагает восприятие предмета, то в свою очередь, и восприятие как осознание субъектом предметов объективной действительности предполагает возможность не только автоматически реагировать на сенсорный раздражитель, но и оперировать предметами в координированных действиях. В частности, восприятие пространственного расположения вещей совершенно очевидно формируется в процессе реального двигательного овладения пространством -- сначала посредством хватательных движений, а затем передвижения. Эта связь с действием, с конкретной деятельностью определяет весь путь исторического развития восприятия у человека. Специфический аспект, в котором люди воспринимают предметы окружающей их действительности, преимущественное выделение в ней одних сторон перед другими и т. п., несомненно, существенно обусловлен потребностями действия. В частности, развитие высших специфически человеческих форм восприятия неразрывно связано со всем историческим развитием культуры, в том числе, и искусства -- живописи, музыки и т. п.



В специфических видах деятельности, например, деятельности художника, композитора, писателя эта связь восприятия с деятельностью выступает особенно отчетливо. Восприятие действительности в творческом процессе и отображение воспринятого невозможно оторвать друг от друга; не только творчество обусловлено его восприятием, но и само восприятие в известной мере обусловлено отображением творчески воспринятого им; оно подчинено условиям отображения и преобразовано в соответствии с ними. Процесс творческого отображения и процесс творческого восприятия образуют взаимодействующее единство.

В отношении художественного восприятия полную силу приобретает аналогия между соотношением восприятия и его изображением в рисунке, в живописи, с одной стороны, и между мышлением и его выражением в речи -- с другой. Как речь, в которой мышление формируется, в свою очередь, участвует в его формировании, так и художественное изображение воспринятого не только выражает, но и формирует восприятие художника. Оно вместе с тем воспитывает и, значит, формирует восприятие людей, которые на художественных произведениях учатся по-настоящему воспринимать мир.

Восприятие не только связано с действием, с деятельностью - и само оно специфическая познавательная деятельность сопоставления, соотнесения возникающих в нем чувственных качеств предмета. В восприятии чувственные качества как бы извлекаются из предмета -- для того, чтобы быть отнесенными к нему. Восприятие -- это форма познания действительности в процессе объектного взаимодействия. Возникающие при этом чувственные данные и формирующийся наглядный образ приобретают предметное значение, т. е. относятся к определенному предмету. Этот предмет определен понятием, закрепленным в слове; в значении слова зафиксированы признаки и свойства, вскрывшиеся в предмете в результате общественной практики и общественного опыта. Сопоставление, сличение, сверка образа, возникающего в индивидуальном сознании, с предметом, содержание - свойства, признаки - которого, выявленные общественным опытом, зафиксированным в значении обозначающего его слова, составляет существенное звено восприятия как познавательной деятельности.

Процесс восприятия включает в себя познавательную деятельность обследования, распознавания предмета через образ; возникновение образа из чувственных качеств, в свою очередь, опосредовано предметным значением, к которому приводит истолкование этих чувственных качеств. Предметное значение как бы вбирает в себя и истолковывает чувственные данные, возникающие в процессе восприятия. Восприятие является по существу своему решением определенной задачи, которое исходит из тех или иных раскрывающихся в процессе восприятия чувственных данных, с тем, чтобы определить их значение и найти адекватную интерпретацию.

Восприятие строится на чувственных данных ощущений, доставляемых нашими органами чувств под воздействием внешних раздражений, действующих в данный момент. Восприятие вместе с тем не сводится к простой сумме ощущений. Оно всегда является более или менее сложным целым, качественно отличным от тех ощущений, которые входят в его состав. В каждое восприятие входит и воспроизведенный прошлый опыт, и мышление воспринимающего, а также его чувства и эмоции. Отражая объективную действительность, восприятие вместе с тем субъективно, потому что в нем одновременно преломляется вся психическая жизнь конкретной личности воспринимающего.



2. Иллюзии перцепции

Восприятие не является простой механической суммой друг от друга независимых, лишь суммирующихся в процессе восприятия ощущений, поскольку при этом различные раздражения находятся в многообразных взаимозависимостях, постоянно взаимодействуя друг с другом.

Наблюдение и экспериментальные исследования свидетельствуют, например, о воздействии цвета на видимую величину предмета: белые и вообще светлые предметы кажутся больше, чем равные им черные или темные предметы, относительная интенсивность освещения влияет на видимую отдаленность предмета. Расстояние или угол зрения, под которым мы воспринимаем изображение или предмет, влияет на его видимую окраску: цвет на расстоянии существенно изменяется. Включение предмета в состав того или иного, так или иначе, окрашенного целого влияет на его воспринимаемый цвет. Таким образом, в восприятии обычно каждая часть зависит от того окружения, в котором она дана.

Значение структуры целого для восприятия входящих в состав его частей обнаруживается очень ярко и наглядно в некоторых оптико-геометрических иллюзиях. Во-первых, воспринимаемая величина фигур оказывается зависимой от окружения, в котором они даны, как это видно из рисунка (оптические иллюзии), где средние круги равны, но видятся нами неравными (см. рис. 1.).

Рис. 1. Иллюзия контраста



Очень яркой является иллюзия Мюллера -- Лайера (рис. 2.)

Рис. 2. Иллюзия Мюллера -- Лайера

Рис. 3. Иллюзии Эббингауза

Иллюзии, изображенные на этом рисунке, показывают, что воспринимаемые размеры отдельных линий оказываются зависимыми от размеров тех фигур, в состав которых они входят. Особенно показательна в этом отношении иллюзия параллелограмма, в которой диагональ меньшего из параллелограммов кажется меньшей, а большего -- большей, хотя объективно они равны (рис.4.).

Рис. 4. Иллюзия параллелограмма

Зависимым от структуры целого оказывается не только восприятие величины, но и направление каждой входящей в состав какого-нибудь целого линии - иллюзия параллельных линий. На приведенном рисунке 5 параллельные средние отрезки кажутся расходящимися, потому что расходящимися являются те кривые, в состав которых они входят.



Рис. 5. Иллюзия параллельных линий

Перенос с целого на части, впрочем, не столько объясняет, сколько характеризует в описательном плане ряд иллюзий. Существуют многообразные иллюзии; многообразны, по-видимому, и причины, их вызывающие. Наряду с иллюзиями, которые обусловлены оценкой фигуры в целом или переносом с целого на часть, имеются иллюзии «от части к целому». Имеется ряд иллюзий, в основе которых лежит переоценка острых углов. В основе других иллюзий лежит переоценка вертикальных линий по сравнению с горизонтальными и т. д.

Те случаи, когда иллюзорное восприятие получается под воздействием окружения в виде контрастной оценки величины, можно было бы, не ограничиваясь соображениями о влиянии «целого», объяснить общим психологическим законом контраста. Иллюзорное преувеличение размера светлых предметов по сравнению с равновеликими им темными можно скорее всего объяснить как эффект иррадиации. Если от таких объяснений перейти к более общему обоснованию, то можно будет принять в качестве гипотезы то положение, что иллюзорное восприятие абстрактных геометрических фигур обусловлено приспособленностью к адекватному восприятию реальных объектов. Так, переоценку вертикальных линий по сравнению с горизонтальными, можно объяснить следующим образом: когда мы воспринимаем дом, стоя перед ним, равные ширина и высота его дают неравные отображения от того, что в силу нашего небольшого роста мы видим их под различными углами. Мы как бы корректируем эту деформацию, переоценивая высоту, вертикальную линию по сравнению с шириной, с горизонталью. Эта необходимая коррекция, продолжая осуществляться по отношению к отражению вертикалей и горизонталей на сетчатке при восприятии рисунка, и влечет за собой иллюзию переоценки вертикали.

В иллюзии Мюллера -- Лайера существенное значение, несомненно, имеет тот факт, что размеры реальных объектов перевешивают частичные оценки элементов этих объектов: линии с расходящимися углами образуют большую фигуру, чем линии с идущими внутрь углами. В эббингаузовской иллюзии также две ласточки ближе друг к другу, две другие более удалены, несмотря на равенство расстояний от клюва. Иллюзорное восприятие последних обусловлено, очевидно, установкой восприятия на правильную оценку реальных расстояний между реальными конкретными объектами.

Из вышеописанных иллюзий можно сделать тот вывод, что образ на сетчатке сам по себе не определяет образа восприятия; в частности величина этого образа сама по себе не дает никакой определенной величины воспринимаемого образа. Это значит, что свойства элемента или части не определены однозначно только местным раздражением. В восприятии часть какого-нибудь целого отлична от того, чем она была бы внутри другого целого. Так, присоединение к фигуре новых линий может изменить все ее непосредственно видимые свойства; одна и та же нота в различных мелодиях воспринимается по-разному; одно и то же цветовое пятно на разных фонах воспринимается различно.



3. Особенности построения перцептивного образа

Когда говорят о влиянии целого на восприятие частей, то по существу это влияние целого заключается: во внутреннем взаимодействии и взаимопроникновении частей; в том, что некоторые из этих частей имеют господствующее значение при восприятии остальных. Таким образом, структурная целостность восприятия свидетельствует не только о влиянии восприятия целого на восприятие частей, но и о влиянии частей на восприятие целого. Так, если в доказательство влияния целого на части приводят факты, свидетельствующие о том, что цвет фигуры влияет на ее воспринимаемые размеры, яркость освещения -- на оценку воспринимаемого расстояния и т.д., то дело, по существу, сводится в данном случае к взаимодействию частей внутри единого восприятия. И если говорить о зависимости восприятия части целого (видимой величины фигуры) от свойств целого (его освещение), то с не меньшим основанием можно подчеркнуть в этом же факте обратную зависимость - целого от частей; изменением одной части - освещения - изменена и воспринимаемая величина - значит, радикально изменено восприятие в целом.

Если отмечают, что одно и то же цветовое пятно на разных фонах выглядит по-разному, то и изменение одного цветового пятна в одном соответственно выбранном месте картины может придать иной колорит всей картине в целом. Если подчеркивают, что одна и та же нота в разных мелодиях приобретает новые оттенки, то изменение какой-нибудь ноты или введение новой ноты в мелодию может не только придать новый оттенок той же мелодии, а вовсе изменить мелодию. Зависимость целого от части оказывается, таким образом, еще более значительной, чем зависимость части от целого.

При этом значимость различных частей внутри целого, конечно, различна. Изменение некоторых частей не окажет сколько-нибудь заметного влияния на впечатление от целого, между тем как их восприятие может в более или менее значительной мере зависеть от основных свойств этого целого, в состав которого они входят. Необходимо учесть и то, что восприятие целого фактически определяется восприятием частей - не всех без различия, а основных, доминирующих в данном конкретном случае. Так, мы можем не заметить пропуска или искажения какой-нибудь буквы в слове, потому что при чтении мы руководствуемся в значительной мере общей, привычной нам, структурой слова в целом. Но распознание этой целостной структуры слова, в свою очередь, опирается на отдельные преобладающие в нем буквы, от которых по преимуществу зависит эта структура слова. В более или менее длинном слове можно проглядеть пропуск буквы, не изменяющей сколько-нибудь заметно общей формы слова, но пропуск буквы, выступающей вверх или вниз строчки, обычно бросится в глаза. Причина в том, что сама структура целого определяется его частями, по крайней мере, некоторыми из них. В частности, общее впечатление от структуры целого в значительной мере зависит от выступающих из строки букв и их расположения в ряду прочих.

Таким образом, для восприятия существенно единство целого и частей. Поскольку восприятие не сводится к простой механической сумме ощущений, определенное значение приобретает вопрос о структуре восприятия, т. е. расчлененности и специфической взаимосвязи его частей. В силу этой расчлененности и специфической взаимосвязи частей воспринимаемого, оно имеет форму, связанную с его содержанием, но и отличную от него. Такое структурирование воспринимаемого находит свое выражение, например, в ритмичности, представляющей определенное членение и объединение, т. е. структурирование звукового материала. В зрительном материале такое структурирование проявляется в виде симметрического расположения однородных частей или в известной периодичности чередования однородных объектов.



Форма в восприятии обладает некоторой относительной независимостью от содержания. Так, одна и та же мелодия может быть сыграна на разных инструментах, дающих звуки различного тембра, и пропета в различных регистрах: каждый раз все звуки будут различны; иными будут и высота и тембр их, но если соотношение между ними останется все тем же, мы воспримем её как одну и ту же мелодию. На наличии в восприятии различных по содержанию входящих в него «элементов» или частей общей структуры основывается возможность так называемой транспозиции. Транспозиция, или перенос, имеет место тогда, например, когда при изменении размеров, окраски и прочих свойств различных частей какого-нибудь тела мы - если только при этом остаются неизмененными геометрические соотношения частей - узнаем в нем одну и ту же геометрическую форму. Транспозиция имеет место тогда, когда, как в вышеприведенном примере, мы узнаем одну и ту же мелодию, хотя она поется в различных регистрах или играется на инструментах, дающих звуки различного тембра.

Обладая некоторой относительной независимостью от содержания, форма вместе с тем и связана с содержанием. В восприятии даны не форма и содержание, а форма некоторого содержания, и сама структура зависит от структурирования смыслового содержания восприятия. Поскольку оказывается, что элементы, или части, воспринимаемого обычно так или иначе структурируются, возникает вопрос, чем определяется это структурирование нашего восприятия. С вопросом о структурности восприятия связано выделение фигуры из фона. Фон и фигура отличаются друг от друга: фон обычно является неограниченным и неопределенным; фигура ограничена, рельефна; обладает предметностью. Только различием фигуры и фона невозможно объяснить наше восприятие реальных предметов - то, почему мы обычно видим вещи, а не промежутки между ними, совершенно не учитывая более существенной зависимости восприятия от объективной значимости реальных вещей.

Всякое восприятие является восприятием объективной действительности. Ни одно восприятие не может быть истинно понято, и правильно истолковано вне отношения к объективному предмету, к определенному участку или моменту объективной действительности.

4. Свойства перцепции

Основные свойства перцепции:

Предметность, Целостность, Структурность, Константность, Осмысленность, Активность, Апперцепция, Историчность, Обобщенность, Избирательность, Изменчивость.



Предметность. Предметность восприятия связана с актом объективации (знания, получаемые нами из окружающего мира, мы относим к этому миру). Без такого смысла восприятие не может выполнять свою ориентирующую и регулирующую функцию в практической деятельности человека. Предметность не врожденное свойство. Существует определенная система действий, которая обеспечивает человеку предметную действительность мира. Решающую роль здесь играет осязание и движение. Предметность формируется на основе процессов, обеспечивающих контакт с самими этими предметами. Без участия осязания и движений (действий) наше восприятие было бы беспредметным (зрительное ощущение само по себе не обеспечивает предметности). Предметность, как качество восприятия, играет особую соль в регуляции поведения (кирпич и взрывчатка: форма одинаковая, свойства разные).

Целостность. В отличие от ощущения, отражающего отдельные, воздействующие в данный момент на органы чувств, свойства предмета, восприятие есть целостный образ, складывающийся на основе обобщенных знаний об отдельных свойствах и качествах предмета, получаемых в виде отдельных ощущений. Структурность. Восприятие в значительной мере не отвечает нашим мгновенным ощущениям и их сумме. Мы воспринимаем абстрагированную от этих ощущений, обобщенную внутреннюю структуру предмета или явления, которая формируется в течение некоторого времени в процессе субъект-объектного взаимодействия. Константность (неизменность). В виду множества степеней свободы, положений окружающих нас объектов и бесконечного многообразия условий их появления, эти объекты непрерывно изменяют свой облик. Однако, благодаря свойству константности, состоящему в способности перцептивной системы компенсировать эти изменения, мы воспринимаем предметы окружающего мира неизменными по форме, величине, цвету. (Например: известно, что изображение предмета, в том числе и изображение на сетчатке глаза, увеличивается, когда расстояние до предмета сокращается). Константность - не врожденное свойство, а приобретенное на основе взаимодействия с окружающим миром.

Свойство константности объясняется тем, что восприятие представляет собой саморегулирующееся действие, обладающее механизмом обратной связи, подстраивающееся к особенностям воспринимаемого объекта и условиям его существования, формирующееся в процессе чувственной деятельности. Различают виды константности восприятия - константность величины, константность формы, константность цвета. Свойство константности обеспечивает относительную стабильность окружающего мира, отражая и единство предметов и условия их существования. Осмысленность. Хотя восприятие возникает при непосредственном воздействии предметного мира на органы чувств, перцептивные образы всегда имеют определенное смысловое значение. Восприятие у человека тесно связано с мышлением. Сознательно воспринять предмет - это значит мысленно назвать его, отнести к определенной группе предметов и обобщить их в слове. Даже при виде незнакомого предмета мы пытаемся уловить в нем сходство со знакомыми нам объектами.

Активность. Восприятие - активный процесс, в ходе которого человек производит много различных перцептивных действий для формирования адекватного образа предмета. Свойство активности состоит в участии эффекторных компонентов анализаторов в процессе восприятия. Апперцепция. Восприятие зависит не только от специфики действующего на нас раздражителя, но и от самого воспринимающего субъекта (воспринимает не глаз, а сам человек). Поэтому в восприятии сказываются особенности личности воспринимающего по отношению к воспринимаемому. Зависимость восприятия от содержания психической жизни человека, от особенностей его личности и прошлого опыта называется апперцепцией. При восприятии предмета всегда активизируются следы прошлых восприятий. Поэтому один и тот же предмет может по-разному восприниматься разными людьми. Восприятие зависит и определяется поставленной перед человеком задачей и мотивом его деятельности. Существенным фактором восприятия является установка.

Историчность (социальная обусловленность). Восприятие, как сознательный процесс, включено в процесс исторического развития. Восприятие у человека не есть только сенсорный акт, обусловленный лишь физической природой рецепторов. Восприятие есть только относительно непосредственный акт познания. Восприятие действительности на данной ступени развития человечества появляется на основе опосредования его всей прошлой общественной практикой.



Обобщенность. Процесс всякого восприятия состоит в чрезвычайно быстрой смене ряда моментов или ступеней, причем каждая последующая ступень представляет психическое состояние менее конкретно, более обобщенно, но более четко и дифференцированно. На основе выделенных ранее признаков мы воспринимаем обобщенное представление предмета. Свойство обобщенности и свойство осмысленности тесно связаны.

Избирательность (селективность). Из большого числа воздействий лишь некоторые выделяются человеком с большей отчетливостью, чем все остальные. Эта особенность характеризует избирательность восприятия, которая зависит от интересов, установок личности, доминирующих в момент акта восприятия потребностей, с одной стороны, а с другой - обусловлена особенностями самого предмета восприятия, его необычностью, контрастностью и т.д.

Изменчивость. Характеризует вариативность восприятия в зависимости от изменений условий окружающей среды, образа жизни, содержания психического мира человека. Кратко охарактеризовав основные свойства восприятия, остановимся более подробно на важнейших из них - константности, осмысленности и историчности восприятия. Значение тех свойств объективной действительности, которые восприятие отображает, для всего психофизического процесса восприятия выступает с особенной рельефностью в центральной по своему теоретико-познавательному значению проблеме константности. Константность восприятия выражается в относительном постоянстве величины, формы и цвета предметов при изменяющихся в известных пределах условиях их восприятия.

Если воспринимаемый нами на некотором расстоянии предмет удалить от нас, то отображение его на сетчатке уменьшится как в длину, так и в ширину, и значит, уменьшится и площадь его, а между тем в восприятии образ сохранит в определенных пределах приблизительно ту же постоянную, свойственную предмету величину. Точно так же форма отображения предмета на сетчатке будет изменяться при каждом изменении угла зрения, под которым мы видим предмет, но его форма будет нами восприниматься как более или менее постоянная. Колеса стоящего перед нами автобуса воспринимаются нами как круглые, в соответствии с отображением на сетчатке, но отображение, которое получается на сетчатке от колес транспорта позади автобуса не круглое, а овальное - это эллипсы, удлиненность которых зависит от угла зрения, под которым мы их видим. Тем не менее, видимая нами форма предметов остается относительно постоянной - в соответствии с объективной формой самих предметов. Аналогичная константность имеет место и для цвето и цветоощущения.

В процессе восприятия различается собственный размер предмета и его удаление от воспринимающего, объективная форма предмета и угол зрения, под которым он воспринимается, собственный цвет предмета и освещение, в котором он является. Легко понять, как велико практическое значение постоянства величины, формы и цвета. Если бы наше восприятие не было константно, то при каждом нашем движении, при всяком изменении расстояния, отделяющего нас от предмета, при малейшем повороте головы или изменении освещения, т. е. практически непрерывно, изменялись бы все основные свойства, по которым мы узнаем предметы. Не было бы вообще восприятия предметов, было бы одно непрерывное мерцание непрерывно сдвигающихся, увеличивающихся и уменьшающихся, сплющивающихся и растягивающихся пятен и бликов неописуемой пестроты. Мы перестали бы воспринимать мир устойчивых предметов. Наше восприятие превратилось бы в сплошной хаос. Оно не служило бы средством познания объективной действительности. Ориентировка в мире и практическое воздействие на него на основе такого восприятия были бы невозможны.



Постоянство величины, формы и цвета предметов, будучи необходимым условием ориентировки в окружающем мире, имеется уже у животных. У человека константность величины, формы, цвета от 2 до 14 лет совершенствуется, но в основном формируется уже к двухлетнему возрасту. Константность заключается в том, что основные чувственные качества восприятия и при некотором изменении субъективных условий восприятия следуют за остающимися постоянными свойствами воспринимаемых предметов. Отношение к периферическому раздражению, подчинено регулирующему его отношению к предмету. Адекватное соотношение между восприятием и отображенными в восприятии предметами объективной действительности -- это основное соотношение, в соответствии с которым, в конечном счете, регулируются все соотношения между раздражителями, раздражениями и состояниями сознания.

Восприятие человека не только константно, но предметно и осмысленно. Оно не сводится к одной лишь чувственной основе. Мы воспринимаем не сочетание ощущений и не структуры, а предметы, которые имеют определенное значение. Практически для нас существенно именно значение предмета, потому что оно связано с его употреблением: форма не имеет самодовлеющей ценности; она обычно важна лишь как признак для опознания предмета в его значении, т.е. в его отношениях к другим вещам и в возможном его употреблении. Мы можем сразу сказать, какой предмет мы восприняли, хотя затруднились бы воспроизвести те или иные его свойства -- его цвет или точную форму. По различному колеблющемуся, изменяющемуся содержанию мы узнаем один и тот же предмет. Будучи осознанием предмета, восприятие человека включает акт понимания, осмысления. Восприятие человека представляет собой единство чувственного и логического, чувственного и смыслового, ощущения и мышления. Чувственное и смысловое содержание восприятия характеризуются тем, что одно не надстраивается внешним образом над другим; они взаимообусловливают и взаимопроникают друг в друга. Прежде всего, смысловое содержание, осмысливание предметного значения опирается на чувственное содержание, исходит из него и является не чем иным, как осмысливанием предметного значения данного чувственного содержания.

В свою очередь, осознание значения воспринимаемого уточняет его чувственно-наглядное содержание. В этом можно убедиться на простом примере. Стоит попытаться воспроизвести звуковой ряд речи людей, говорящих при нас на неизвестном нам языке. Это окажется очень трудно сделать, между тем как никаких трудностей не составит воспроизвести слова на родном или вообще знакомом языке: знакомое значение слов помогает дифференцировать звуковую массу в нечто членораздельное. Чувственное содержание восприятия до известной степени перестраивается в соответствии с предметным значением воспринятого: одни черты, связанные с предметным значением, выступают больше на первый план, другие отступают, как бы стушевываются; в результате оно обобщается. В частности, осмысленное восприятие звуков речи и есть такое обобщенное восприятие -- восприятие фонем.

В целом, осмыслить восприятие -- значит, осознать предмет, который оно отображает. Осмыслить восприятие -- значит, выявить предметное значение его сенсорных данных. В процессе осмысливания чувственное содержание восприятия подвергается анализу и синтезу, сравнению, отвлечению различных сторон, обобщению. Единство и взаимопроникновение чувственного и логического составляют существенную черту человеческого восприятия. Осмысленность восприятия означает, что в него включается мышление, осознание значения, но мышление всегда заключает переход от единичного через особенное к общему. Тем самым, восприятие человека приобретает в известной степени обобщенный характер. Воспринимая единичный предмет или явление, мы можем осознать его как частный случай общего. Этот переход от единичного, отдельного к общему совершается уже внутри восприятия.

Но степень его обобщенности может быть различной. Эту лежащую передо мной книгу я могу воспринять именно как эту мне принадлежащую книгу с какой-то пометкой на титульном листе, я могу в другом случае воспринять ее как экземпляр такого-то курса психологии такого-то автора; я могу, далее, воспринять этот же предмет как книгу вообще, фиксируя сознательно лишь те черты, которыми книговедение характеризует книгу в отличие от других продуктов полиграфического производства. Когда этот единичный, данный мне в чувственном восприятии предмет я воспринимаю в качестве просто «книги», налицо обобщенное восприятие.

Восприятие человека характеризуется тем, что, воспринимая единичное, он обычно осознает его как частный случай общего. Уровень этой обобщенности изменяется в зависимости от уровня теоретического мышления. В силу этого наше восприятие зависит от интеллектуального контекста, в который оно включено. По мере того, как мы иначе понимаем действительность, мы иначе и воспринимаем ее. В зависимости от уровня и содержания наших знаний мы не только по-иному рассуждаем, но и по-иному непосредственно видим мир. При этом в зависимости от значимости воспринятого, для личности оно остается либо только более или менее безличным предметным знанием, либо включается в личностный план переживания. Из просто воспринятого оно становится в последнем случае пережитым, испытанным, в таком случае оно не только открывает тот или иной аспект внешнего мира, но и включается в контекст личной жизни человека.

Как сознательный процесс, восприятие включается в процесс исторического развития сознания. Человеческое восприятие исторично. Чувственное восприятие человека не есть только сенсорный акт, обусловленный лишь физиологической природой рецепторов; оно только относительно непосредственный акт познания мира историческим человеком. Непосредственное восприятие действительности на данной ступени развития вырастает на основе опосредования его всей прошлой общественной практикой человечества, в процессе которой изменяется и чувственность человека. Порождая новые формы предметного бытия, историческое развитие общественной практики порождает и новые формы предметного сознания. Лишь благодаря предметно развернутому богатству человеческого существа порождается и развивается богатство субъективной человеческой чувственности: музыкальное ухо, чувствующий красоту формы глаз. Не только пять внешних чувств, но и так называемые духовные чувства, человеческие чувства, человечность чувств,-- возникают благодаря очеловеченной природе. Образование пяти внешних чувств -- это работа всей предшествующей всемирной истории.

Человеческий слух развился в значительной мере благодаря развитию речи и музыки. По аналогии можно было бы, пожалуй, сказать, что геометрия и изобразительные искусства в известной мере определяют человеческое зрение. В процессе развития современной живописи развивалось современное понимание и восприятие перспективы. Развитие техники перестраивает, далее, зрительное восприятие человека. Всякое восприятие предмета фактически является включением воспринятого объекта в организованную систему представлений, в определенную систему понятий. Эта система понятий, запечатлевшаяся в речи, представляет собой продукт общественно-исторического развития. Человеческое восприятие является обусловленной всем предшествующим историческим развитием человечества, общественной формой познания. Мы воспринимаем мир сквозь призму общественного сознания. Итог всей общественной практики человечества направляет и формирует наше восприятие. Становясь все более сознательным и обобщенным, наше восприятие приобретает вместе с тем все большую свободу по отношению к непосредственно данному. Мы все более свободно можем расчленять непосредственно данное, выделять в нем отдельные, с определенной точки зрения существенные, моменты и соотносить их с другими.

Восприятие никогда не бывает пассивным, только созерцательным, изолированным актом. Воспринимает не изолированный глаз, не ухо само по себе, а конкретный живой человек, и в его восприятии -- если взять его во всей его конкретности -- всегда в той или иной мере сказывается весь человек, его отношение к воспринимаемому, его потребности, интересы, стремления, желания и чувства. Эмоциональное отношение как бы регулирует и расцвечивает воспринимаемое -- делает яркими, выпуклыми одни черты и оставляет другие затушеванными, в тени. Влияние интересов и чувств проявляется в восприятии сначала в форме непроизвольного внимания. Но восприятие может осуществляться на различных уровнях. Если на низших уровнях процесс восприятия протекает независимо от сознательного регулирования, то в высших своих формах, связанных с развитием мышления, восприятие превращается в сознательно регулируемую деятельность наблюдения. Восприятие, поднявшееся до уровня сознательного наблюдения, является волевым актом.

В своих наиболее совершенных формах наблюдение, исходя из четкой целевой установки и приобретая плановый систематический характер, превращается в метод научного познания. Восприятие в обыденной жизни относительно редко достигает той сознательной направленности, до которой оно поднимается в условиях научного познания, но оно никогда не опускается до уровня чисто пассивного, совершенно не направленного переживания. Таким образом, в ходе изучения восприятия все глубже раскрывается подлинное содержание того исходного утверждения, что восприятие не является простой суммой ощущений, что оно -- сложный целостный процесс. Это утверждение означает, что ощущения и вызывающие их раздражения взаимодействуют в процессе восприятия, так что даже взятое лишь в своем чувственном составе восприятие представляет собой нечто большее и иное, чем простой комплекс ощущений. Это утверждение означает также, что восприятие вообще не ограничивается одной лишь чувственной основой, образуемой ощущениями. Восприятие человека представляет собой в действительности единство чувственного и логического, чувственного и смыслового. Оно всегда не только сенсорная данность, но и осмысливание ее объективного значения. Это утверждение означает, наконец, что в восприятии отражается вся многообразная жизнь личности -- ее установки, интересы, общая направленность и прошлый опыт -- апперцепция -- и притом не одних лишь представлений, а всего реального бытия личности, ее реального жизненного пути.

Механизмами, лежащими в основе восприятия, обеспечивающими формирование первичного образа в тесной взаимосвязи с другими психическими процессами, являются сенсорно-перцептивные системы. При этом восприятие носит комплексный характер и включает межмодальные связи. По степени доминирования модальности той или иной сенсорно-перцептивной системы различают зрительное восприятие, слуховое восприятие, осязательное восприятие и т.д.

Восприятие окружающего мира во всем его многообразии есть не что иное, как отражение в сознании человека различных форм движения материи: пространства, движения, времени, в соответствии, с чем выделяют восприятие пространства, восприятие движения, восприятие времени. Перечисленные виды восприятия обеспечиваются различными группами сенсорно-перцептивных систем при их активном как внутри, так и межмодальном взаимодействии. Характер активности человека как субъекта отражения предполагает наличие как непреднамеренного, так и преднамеренного восприятия. Непреднамеренное восприятие есть активный психический процесс отражения окружающего мира без какой-либо специальной цели - созерцание. Преднамеренное восприятие есть активный целенаправленный процесс, характеризующийся плановостью и системностью - наблюдение. По характеру и продолжительности восприятие может быть симультанным или сукцессивным, т.е. либо развернутым в пространстве, одномоментным, обобщенным, целостным; либо последовательным, развернутым во времени, поэтапным.