Олигофренический синдром

Олигофренический синдром

Олигофрения (от греч. oligophrenia — малоумие, вро­жденное слабоумие, умственная отсталость) — группа различных по этиологии, патогенезу и клиническим про­явлениям патологических состояний, общим признаком которых является наличие врожденного или приобретен­ного в раннем детстве общего недоразвития психики с преобладанием интеллектуальной недостаточности (Ковалев В.

Оглавление:

В., Маринчева Г. С., 1988). В первую очередь психическое недоразвитие проявляется в интеллекту­альной недостаточности и характеризуется синдромом относительно стабильного, непрогрессирующего слабо­умия. Однако интеллектуальной недостаточностью не исчерпывается вся картина олигофрении. У олигофре­нов отмечается недоразвитие и других свойств — эмо­циональности, моторики, восприятия, внимания.

Наиболее распространенным является подразделе­ние учеными олигофрении по степени интеллектуаль­ного дефекта, что имеет важное практическое значение для решения вопросов социальной адаптации и, осо­бенно, для определения возможности и типа обучения умственно отсталых. Обычно выделяют три степени глубины умственной отсталости — дебильность, имебе-цильность и идиотию.

Дебильность — легкая степень умственной отста­лости (интеллектуальный коэффициент IQ = 50+70), характеризующаяся достаточным развитием обиходной речи, способностью к усвоению специальных программ, основанных на конкретно-наглядном обучении, которое проводится в более медленном темпе, а также способ­ностью к овладению несложными трудовыми и профес­сиональными навыками, относительной адекватностью и самостоятельностью поведения в привычной обста­новке. По сравнению с другими степенями олигофре­нии черты личности и характера больных отличаются большими дифференцированностью и индивидуально­стью. Благодаря относительно более высокому, чем при других степенях олигофрении, темпу психического раз­вития у больных с дебильностыо во многих случаях отмечается удовлетворительная адаптация к обычным условиям жизни. В связи с широким диапазоном интел­лектуальной недостаточности при дебилыюсти неред­ко в практических целях выделяют ее выраженную, среднюю и легкую степени.

Имбецильность — средняя степень умственной от­сталости (IQ =), отличается выраженной кон­кретностью и ситуационным характером мышления, неспособностью к образованию отвлеченных понятий, недостаточным развитием речи с аграмматизмами и косноязычием, общей моторной недостаточностью. Им-бецилы не могут обучаться по программам вспомога­тельных школ для умственно отсталых. Вместе с тем им доступны навыки самообслуживания, а нередко и эле­ментарные трудовые навыки. Темп психического разви­тия при имбецильности резко замедлен. В Международ­ной классификации болезней имбецильность подразде­ляется на умственную отсталость средней степени и резкую умственную отсталость. При последней отме­чаются крайне слабое развитие речи и возможность приобретения только навыков самообслуживания.

Идиотия — самая глубокая степень психического недоразвития (IQ < 20), при котором мышление и речь почти не развиты, восприятие слабо дифференцировано, реакции на внешние раздражители резко снижены и час­то неадекватны; эмоции ограничены чувствами удоволь­ствия и недовольства; любая осмысленная деятельность, включая навыки самообслуживания, недоступна; боль­ные часто неопрятны. Значительно недоразвиты локомо­торные функции, в связи с чем многие больные не могут самостоятельно стоять и ходить. Поведение в одних слу­чаях отличается вялостью, малоподвижностью, в дру­гих — склонностью к однообразному двигательному воз­буждению со стереотипными движениями (раскачивани­ем туловищем, взмахами руками, хлопаньем в ладоши); у некоторых больных наблюдаются периодические про­явления агрессии и аутоагрессии (они могут внезапно ударить или укусить кого-то окружающих, царапать се­бя, наносить себе удары). Часто встречается извращение влечений — больные упорно онанируют, поедают нечис­тоты. В большинстве случаев имеют место выраженные неврологические нарушения и соматические аномалии. Жизнь таких больных, нуждающихся в постоянном ухо­де и надзоре, проходит на уровне инстинкта.

MedicSection

Олигофренический синдром

Олигофрения (от греч. oligophrenia — малоумие, вро­жденное слабоумие, умственная отсталость) — группа различных по этиологии, патогенезу и клиническим про­явлениям патологических состояний, общим признаком которых является наличие врожденного или приобретен­ного в раннем детстве общего недоразвития психики с преобладанием интеллектуальной недостаточности (Ковалев В. В., Маринчева Г. С., 1988). В первую очередь психическое недоразвитие проявляется в интеллекту­альной недостаточности и характеризуется синдромом относительно стабильного, непрогрессирующего слабо­умия. Однако интеллектуальной недостаточностью не исчерпывается вся картина олигофрении. У олигофре­нов отмечается недоразвитие и других свойств — эмо­циональности, моторики, восприятия, внимания.

Наиболее распространенным является подразделе­ние учеными олигофрении по степени интеллектуаль­ного дефекта, что имеет важное практическое значение для решения вопросов социальной адаптации и, осо­бенно, для определения возможности и типа обучения умственно отсталых. Обычно выделяют три степени глубины умственной отсталости — дебильность, имебе-цильность и идиотию.

Дебильность — легкая степень умственной отста­лости (интеллектуальный коэффициент IQ = 50+70), характеризующаяся достаточным развитием обиходной речи, способностью к усвоению специальных программ, основанных на конкретно-наглядном обучении, которое проводится в более медленном темпе, а также способ­ностью к овладению несложными трудовыми и профес­сиональными навыками, относительной адекватностью и самостоятельностью поведения в привычной обста­новке. По сравнению с другими степенями олигофре­нии черты личности и характера больных отличаются большими дифференцированностью и индивидуально­стью. Благодаря относительно более высокому, чем при других степенях олигофрении, темпу психического раз­вития у больных с дебильностыо во многих случаях отмечается удовлетворительная адаптация к обычным условиям жизни. В связи с широким диапазоном интел­лектуальной недостаточности при дебилыюсти неред­ко в практических целях выделяют ее выраженную, среднюю и легкую степени.

Имбецильность — средняя степень умственной от­сталости (IQ =), отличается выраженной кон­кретностью и ситуационным характером мышления, неспособностью к образованию отвлеченных понятий, недостаточным развитием речи с аграмматизмами и косноязычием, общей моторной недостаточностью. Им-бецилы не могут обучаться по программам вспомога­тельных школ для умственно отсталых. Вместе с тем им доступны навыки самообслуживания, а нередко и эле­ментарные трудовые навыки. Темп психического разви­тия при имбецильности резко замедлен. В Международ­ной классификации болезней имбецильность подразде­ляется на умственную отсталость средней степени и резкую умственную отсталость. При последней отме­чаются крайне слабое развитие речи и возможность приобретения только навыков самообслуживания.

Идиотия — самая глубокая степень психического недоразвития (IQ < 20), при котором мышление и речь почти не развиты, восприятие слабо дифференцировано, реакции на внешние раздражители резко снижены и час­то неадекватны; эмоции ограничены чувствами удоволь­ствия и недовольства; любая осмысленная деятельность, включая навыки самообслуживания, недоступна; боль­ные часто неопрятны. Значительно недоразвиты локомо­торные функции, в связи с чем многие больные не могут самостоятельно стоять и ходить. Поведение в одних слу­чаях отличается вялостью, малоподвижностью, в дру­гих — склонностью к однообразному двигательному воз­буждению со стереотипными движениями (раскачивани­ем туловищем, взмахами руками, хлопаньем в ладоши); у некоторых больных наблюдаются периодические про­явления агрессии и аутоагрессии (они могут внезапно ударить или укусить кого-то окружающих, царапать се­бя, наносить себе удары). Часто встречается извращение влечений — больные упорно онанируют, поедают нечис­тоты. В большинстве случаев имеют место выраженные неврологические нарушения и соматические аномалии. Жизнь таких больных, нуждающихся в постоянном ухо­де и надзоре, проходит на уровне инстинкта.

При всем разнообразии клинических проявлений различных форм олигофрении общими чертами для всех являются, во-первых, наличие тотального недораз­вития психики, включая недоразвитие познавательных способностей и личности в целом, и, во-вторых, принад­лежность ведущей роли в структуре психического де­фекта недостаточности высших сторон познавательной деятельности, прежде всего абстрактного мышления, при относительно удовлетворительном уровне развития эволюционно более древних компонентов личности, та­ких как темперамент, потребности, связанные с ин­стинктами, низшая эффективность.

Олигофренический патопсихологический симпто-мокомплекс складывается из неспособности к обучению, формированию понятий, абстрагированию, дефицита об­щих сведений и знаний, примитивности и конкретности мышления, повышенной внушаемости и эмоциональных расстройств.

Дополнительные материалы

ПАСПОРТНЫЕ ДАННЫЕ Федотов Борис Алексеевич 76 лет Образование высшее военно-техническое Профессия – специалист по радиолокации Не работает, пенсионер по старости Дата поступления в клинику – 28 марта 2011 Диагноз при поступлении – мерцательная аритмия Клинический диагноз: основное заболевание: Ишемическая болезнь сердца, аритмическая форма, нарушение сердечного ритма по типу пароксизмальной мерцательной аритмии осложнения: Хроническая сердечная недостаточность IIa стадии, II ФК сопу .

6. Патопсихологические синдромы олигофрении

6.1. Краткие сведения о заболевании олигофренией

Олигофрения – группа болезненных состояний, характеризующихся врожденным или приобретенным в раннем детстве (до 3 лет) недоразвитием психики с преобладанием интеллектуального дефекта, который в течение последующей жизни не нарастает; недоразвитие эмоциональности, моторики, восприятия, внимания.

Олигофреническое слабоумие отличается от слабоумия вследствие приобретенных в зрелом или пожилом возрас­те органических заболеваний головного мозга. При по­следних происходит распад уже имевшихся психических свойств, а при олигофрении эти свойства не развиваются. В первую очередь это относится к наиболее поздним в фи­логенетическом отношении проявлениям психической деятельности. Так, для олигофренов характерно недоразви­тие, недостаточность понятийного, абстрактного мышле­ния. Мышление олигофренов носит преимущественно кон­кретный характер. Эта особенность олигофренического мышления различно выражена у разных больных и пря­мо связана с глубиной слабоумия.

По степени психического недоразвития всех страдающих олигофренией независимо от формы заболевания принято разделять на три группы: идиотия, имбецильность и дебильность.

Идиотия (от лат. “idiotea” — невежество) – наиболее тяжелая форма олигофрении. Психическое развитие больных идиотией остается на уровне ребенка, не достигшего 3 лет. Речь у больных отсутствует, они издают лишь нечленораздельные звуки; эмоциональные реакции выражаются в чувстве удовольствия или неудовольствия; часто наблюдается недержание мочи и кала; отсутствуют и не вырабатываются простейшие навыки самообслуживания.

Имбецильность (от лат. “imbecillus” — слабый, незначитель­ный)– средняя степень олигофрении. Больные овладевают речью, но она бедна словами и косноязычна. Эмоциональные реакции значительно расширены. Способны к самообслуживанию, осваивают простейшие виды ручного труда.

Психическое развитие имбецилов соответствует уровню 3—7-летнего ребенка.

Все психические процессы у имбецилов отличаются тугоподвижностью и инертностью. Развитие двигательных функций происходит с боль­шой задержкой. Больные нетрудоспособны, могут лишь элементарно обслуживать себя. Они самостоятельно едят, одеваются, могут приоб­рести навыки опрятности. Больные не способны к обучению. Но они понимают простую речь. Их собственная речь слабо развита. Они могут усвоить небольшой запас слов, но у некоторых имбецилов словарный запас может составлять 200—300 несложных слов. Речь примитивна, косноязычна, без соблюдения правил грамматики. Имбецилы могут гово­рить короткими простыми фразами, например, существительное с глаго­лом или прилагательным.

Логическое мышление, обобщение и образование абстрактных поня­тий им недоступно. Мышление на очень низком уровне, отличается кон­кретностью и непоследовательностью. У некоторых имбецилов может быть хорошая механическая память, благодаря которой, а также пассив­ному вниманию они могут усвоить какие-то знания, овладеть порядко­вым счетом, запомнить отдельные буквы, но не способны считать, чи­тать и писать.

Имбецилы могут иметь ограниченный запас сведений в пределах простых бытовых понятий, могут ориентироваться в обычной житей­ской обстановке. Однако усвоение нового дается им с большим трудом, поэтому их относительная адаптация возможна только в привычной, хо­рошо знакомой обстановке.

Они могут приобрести самые простые трудовые навыки — уборка, стирка, мытье посуды, способны освоить лишь самые простейшие про­изводственные процессы благодаря тренировке подражательных дейст­вий: например, они могут мести двор, убирать снег, перекапывать землю, перематывать нитки, освоить одну операцию по склеиванию коробок и т.п. В работе имбецилы могут быть старательными, но рабо­тают они очень медленно и малопродуктивно. Имбецилы безинициативны, с трудом переключаются, поэтому к самостоятельной трудовой деятельности не способны. Несмотря на низкий интеллект, их непо­средственные эмоциональные реакции относительно развиты. Многие имбецилы чрезвычайно привязаны к своим близким, охотно подражают хорошему примеру, могут проявить сочувствие. Но в целом их эмоцио­нальные реакции бедны и однообразны.

Собственные интересы имбецилов крайне примитивны и связаны лишь с утолением физиологических потребностей. Они бывают очень прожорливы и неряшливы в еде. Сексуальное влечение чаще всего сни­жено, но у некоторых может быть усиленное половое влечение со склон­ностью к сексуальной распущенности. Они очень внушаемы, склонны к слепой подражательности и, если попадают под влияние асоциальных лиц, могут совершать противоправные поступки.

По характеру некоторые имбецилы добродушны, покладисты, по­слушны, а другие упрямы, злобны и агрессивны. В поведении они могут быть подвижными, непоседливыми, активными, но бывают и вялые, пас­сивные, равнодушные ко всему, кроме утоления естественных потреб­ностей.

Имбецилы нуждаются в постоянной опеке и квалифицированном надзоре. Они не способны к самостоятельной жизни. Малейшее изме­нение ситуации ставит имбецила в затруднительное положение. В не­знакомой обстановке они могут растеряться и становятся совершенно беспомощными.

Дебильность – самая легкая степень психического недоразвития. Больные способны к школьному и профессиональному обучению в специальных заведениях. Запас слов у них значительный. События окружающей жизни воспринимают крайне односторонне. Характерной чертой дебилов является их выраженная внушаемость. Могут жить самостоятельно, часто нуждаются в руководстве и поддержке.

Психическое развитие взрослых дебилов соответствует развитию ребенка 8—12 лет. В зависимости от уровня ин­теллектуального недоразвития выделяют выраженную, среднюю и лег­кую дебильность. Дебилы обладают достаточным запасом слов, а при легкой дебильности речь довольно хорошо развита.

Нарушения познавательной деятельности выражаются в неспособ­ности к выработке сложных понятий. Переход от конкретных, простых понятий к отвлеченным у дебилов затруднен или невозможен. Дебилы не способны самостоятельно сформулировать понятия, отделить глав­ное от второстепенного. Более высокий и сложный уровень обобщения — от познания окружающего с помощью органов чувств к абстрактному мыш­лению — дебилам недоступен. У них преобладают малопродуктивное мышление конкретно-описательного типа и конкретные ассоциации. Им трудно охватить ситуацию целиком, они способны уловить лишь внешнюю сторону событий. Некоторые дебилы компенсируют недоста­ток интеллекта механическим заучиванием, подражанием. В своей ре­чи олигофрены в степени легкой дебильности могут использовать даже отвлеченные понятия и сложные выражения, но сами они не понимают их смысла, а просто дословно воспроизводят где-то услышанные слож­ные термины. Эти понятия они используют шаблонно, часто не к месту. В процессе обучения и трудовой деятельности выявляется отсутствие инициативы и способности принимать самостоятельные решения, мед­лительность, инертность всех психических процессов.

Не обладая пытливостью ума и не имея собственных суждений, де­билы легко перенимают чужое мнение и чужие взгляды и могут с не­обыкновенной косностью придерживаться их и навязывать окружаю­щим. Несмотря на свою несостоятельность, они любят поучать других людей.

Основная трудность для умственно отсталого человека состоит в из­менении привычного стереотипа. При решении любых проблем он ста­рается использовать известные ему приемы и шаблоны. Так, дебил без­думно заучивает различные правила, инструкции и строго придерживается их, не будучи в состоянии как-то перерабатывать, корректировать и ви­доизменять их при перемене ситуации.

У всех дебилов отмечаются нарушения в эмоционально-волевой сфе­ре — слабость самообладания и недостаточная способность подавлять свои влечения, неспособность обдумывать свои поступки и их возмож­ные последствия, импульсивность поведения.

Среди дебильных больных довольно часто встречаются лица с расторможенностью примитивных влечений. Не будучи способными удов­летворять свои повышенные сексуальные потребности естественным путем, многие из них прибегают к сексуальным девиациям — эксги­биционизму, фроттеризму, гомосексуализму и другим.

Темперамент и характер у дебилов различны. Некоторые из них урав­новешенны, общительны, добродушны и ласковы, послушны и подчи­няемы. Другие — вспыльчивы, злобны, мстительны, могут быть агрес­сивными и склонными к разрушительным действиям. Дебилы могут быть упрямы, патологически настойчивы, может быть нелепая и непо­колебимая убежденность в чем-то, у некоторых возникает склонность к сутяжничеству. Большинство из них некритично к своим низким интел­лектуальным способностям и своей несостоятельности.

Одна из характерных черт дебилов — их повышенная внушаемость. Они легко попадают под чужое влияние и могут стать орудием в чьих-то руках. Это наиболее опасно в случаях, когда дебил попадает под влия­ние человека с асоциальными или криминальными наклонностями и, исполняя его волю, но не осмысливая обстановку и не отдавая себе от­чета в последствиях своих действий, может совершить уголовно наказуе­мый поступок. Среди преступников и проституток (особенно малолет­них) дебилы составляют немалое число.

Среди дебилов могут быть люди, у которых на фоне общего психи­ческого недоразвития выявляются заметные способности в какой-либо области: например, они могут отличаться прекрасной механической памятью без осмысления повторяемого, абсолютным музыкальным слу­хом, способностями в рисовании, могут запоминать и перемножать в уме большие цифры без объяснения последовательности математичес­ких действий и так далее.

Очень важна для дебильных личностей правильная организация тру­да и быта. При благоприятной ситуации и разумном руководстве их по­ведением дебилы могут в достаточной степени приспособиться к окру­жающему.

Не будучи способными к тонкому анализу и обобщениям, дебилы (особенно при легкой степени) могут довольно ловко ориентироваться в обычных житейских ситуациях, обнаруживая достаточную хитрость, про­нырливость и практическую осведомленность, и поэтому могут неплохо устроиться в жизни.

Дебилы способны жить самостоятельно, но чаще нуждаются в руко­водстве и поддержке. Они могут сами себя обслуживать, получить опре­деленную профессиональную подготовку, где не требуется интеллекту­альной деятельности, и этим в определенной мере маскируют недостатки мышления. Они могут иметь семью, детей. Как уже говорилось ранее, риск рождения умственно отсталого ребенка в таких случаях значитель­но повышается.

Олигофрения

Олигофрения – общее стойкое психическое недоразвитие, вызванное органическим поражением головного мозга во внутриутробном или постнатальном периодах. Проявляется снижением интеллекта, эмоциональными, волевыми, речевыми и двигательными нарушениями. Олигофрения является полиэтиологическим заболеванием, может развиваться вследствие неблагоприятных внутриутробных воздействий, генетических аномалий, ЧМТ и некоторых заболеваний. Диагностика и оценка степени олигофрении осуществляется с учетом специальных критериев. Для выявления причины развития олигофрении проводится всестороннее обследование. Необходима терапия основного заболевания, реабилитация и социальная адаптация.

Олигофрения

Олигофрения, или умственная отсталость – форма психического дизонтогенеза, характеризующаяся преимущественной недостаточностью интеллектуальной сферы. Может быть врожденной или возникать в ранний постнатальный период. Является достаточно распространенной патологией. Согласно статистическим данным, в развитых странах олигофренией страдает около 1% населения, при этом у 85% пациентов наблюдается легкая степень умственной отсталости, у 10% - умеренная, у 4% - тяжелая и у 1% - очень тяжелая. Некоторые специалисты считают, что олигофрения имеется примерно у 3% населения, но часть больных не попадают в поле зрения врачей из-за слабой выраженности патологии, удовлетворительной адаптации в обществе и разнородности подходов к диагностике.

У мальчиков олигофрения развивается в 1,5-2 раза чаще, чем у девочек. Большинство случаев диагностируют в возрасте 6-7 лет (начало обучения в школе) и 18 лет (окончание школы, выбор специальности, служба в армии). Тяжелые степени олигофрении обычно выявляют в первые годы жизни. В остальных случаях ранняя диагностика затруднена, поскольку существующие методики оценки мышления и способностей к социальной адаптации лучше подходят для достаточно «зрелой» психики. При постановке диагноза в раннем возрасте жизни речь идет, скорее, о выявлении предпосылок к диффузной задержке психического развития и определении прогноза. Лечение олигофрении осуществляют психиатры и психоневрологи в сотрудничестве с врачами других специальностей, психологами, логопедами и дефектологами.

Причины и классификация олигофрении

Можно выделить несколько причин развития олигофрении: генетические, обусловленные поражением плода во внутриутробном периоде, связанные со значительной недоношенностью, возникшие в процессе родов, вызванные поражениями головного мозга (травматическими, инфекционными и пр.) и спровоцированные педагогической запущенностью. В некоторых случаях причину возникновения умственной отсталости определить не удается.

Примерно 50% случаев тяжелой олигофрении являются следствием генетических нарушений. В список таких нарушений включают хромосомные аномалии при синдроме Дауна и синдроме Вильямса, нарушения процессов импринтинга при синдроме Прадера-Вилли и синдроме Ангельмана, а также различные генетические мутации при синдроме Ретта и некоторых ферментопатиях. К поражениям плода, способным вызвать олигофрению, относят ионизирующее излучение, гипоксию плода, хронические интоксикации некоторыми химическими соединениями, алкоголизм и наркоманию матери, резус-конфликт или иммунологический конфликт между матерью и ребенком, внутриутробные инфекции (сифилис, цитомегаловирус, герпес, краснуху, токсоплазмоз).

Олигофрения при значительной недоношенности возникает вследствие недоразвития всех систем организма и его недостаточной приспособленности к автономному существованию. Олигофрения при патологических родах может развиваться в результате асфиксии и родовых травм. К числу поражений головного мозга, провоцирующих олигофрению, относят черепно-мозговые травмы, гидроцефалию, менингит, энцефалит и менингоэнцефалит. Социально-педагогическая запущенность, как причина умственной отсталости, обычно выявляется у детей алкоголиков и наркоманов.

Ранее традиционно различали три степени олигофрении: дебильность, имбецильность и идиотию. В настоящее время перечисленные названия исключены из Международной классификации болезней и не используются специалистами из-за стигматизирующего оттенка. Современные врачи и педагоги выделяют не три, а четыре степени олигофрении, и используют нейтральные обозначения, не имеющие негативной окраски. При легкой степени олигофрении коэффициент интеллекта составляет 50-69, при умеренной – 35-49, при тяжелой – 20-34, при глубокой – менее 20. Существуют также более сложные классификации олигофрении, учитывающие не только уровень интеллекта, но и выраженность других нарушений: расстройств эмоционально-волевой сферы, недоразвития речи, нарушений памяти, внимания и восприятия.

Симптомы олигофрении

Характерной особенностью олигофрении является всестороннее и всеобъемлющее поражение. Страдает не только интеллект, но и другие функции: речь, память, воля, эмоции, способность концентрировать внимание, воспринимать и перерабатывать информацию. В большинстве случаев наблюдаются двигательные нарушения различной степени выраженности. При многих заболеваниях, провоцирующих олигофрению, выявляются соматические и неврологические расстройства.

Страдает образное мышление, способность к обобщениям и абстрагированию. Мышление больных с тяжелой олигофренией напоминает мышление детей младшего возраста. При легких формах олигофрении нарушения выражены менее ярко, однако обращает на себя внимание конкретность мыслительных процессов, неспособность выйти за рамки текущей ситуации. Способность к концентрации внимания снижена. Больные с олигофренией легко отвлекаются, не могут сосредоточиться на выполнении определенного действия. Инициатива носит незрелый, эпизодический характер и обусловлена не планированием и целеполаганием, а сиюминутными эмоциональными реакциями.

Память обычно ослаблена, в отдельных случаях при олигофрении наблюдается хорошее избирательное механическое запоминание простых данных: имен, названий, цифр. Речь скудная, упрощенная. Обращает на себя внимание ограниченный словарный запас, склонность использовать короткие фразы и простые предложения, а также ошибки при построении фраз и предложений. Нередко выявляются различные дефекты речи. Способность к чтению зависит от степени олигофрении. При легкой умственной отсталости возможно чтение и понимание прочитанного, однако обучение занимает больше времени, чем у здоровых сверстников. При тяжелой олигофрении пациенты либо не умеют читать, либо, в случае многолетнего упорного обучения, – распознают буквы, но не могут понять смысла прочитанного.

Наблюдается более или менее выраженное снижение способности к решению повседневных житейских вопросов. Больным олигофренией трудно подобрать одежду с учетом погодных условий, самостоятельно купить продукты, приготовить еду, сделать уборку в квартире и т. д. Пациенты легко принимают необдуманные решения и попадают под влияние других людей. Уровень критики снижен. Физическое состояние может сильно варьировать. Некоторые больные нормально развиты, иногда физическое развитие существенно превышает средний уровень, однако в большинстве случаев при олигофрении наблюдается некоторое отставание от нормы.

Олигофрения у детей

Выраженность клинических проявлений олигофрении зависит от возраста. Большинство признаков становятся хорошо заметными после 6-7 лет, однако некоторые симптомы можно распознать и в более раннем возрасте. У малышей часто наблюдается повышенная раздражительность. Они хуже сверстников вступают в эмоциональный контакт с взрослыми, меньше общаются с ровесниками, проявляют мало интереса к окружающему. Обучение детей с олигофренией элементарным действиям (использованию столовых приборов, одеванию, обуванию) занимает гораздо больше времени.

При олигофрении выявляется недоразвитие нормальной возрастной деятельности. До 3-4 лет, когда другие дети активно учатся играть, пациенты с олигофренией зачастую не проявляют интереса к игрушкам, не пытаются ими манипулировать. В последующем больные предпочитают простые игры. Когда здоровые дети начинают активно подражать действиям взрослых, копируя их поведение на своем игровом пространстве, дети с олигофренией еще переставляют и вертят игрушки, осуществляя первое знакомство с новыми для них предметами. Рисование, лепка и конструирование либо не привлекают пациентов, либо осуществляются на достаточно примитивном уровне (каракули в возрасте, когда другие дети уже рисуют сюжетные картины и т. д.).

Олигофрения негативно влияет на способность распознавать свойства предметов и взаимодействовать с внешним миром. Дети либо проявляют хаотичную активность, либо действуют по жесткому шаблону, без учета реальных обстоятельств. Способность к концентрации внимания снижена. Развитие речи отстает от возрастной нормы. Пациенты с олигофренией поздно начинают лепетать, произносить первые слова и фразы, хуже сверстников понимают обращенную к ним речь, в последующем – плохо воспринимают словесные инструкции.

Для запоминания наглядного и словесного материала больным олигофренией требуется большое количество повторений, при этом новая информация плохо удерживается в памяти. В дошкольном возрасте запоминание носит непроизвольный характер – в памяти остается только яркое и необычное. Из-за слабости или отсутствия образного мышления дети с олигофренией плохо решают абстрактные задачи, воспринимают изображения на картинках, как реальные обстоятельства и т.п. Отмечается ослабление волевых качеств: импульсивность, отсутствие инициативы, недостаток самостоятельности.

Эмоциональное развитие при олигофрении также отстает от возрастной нормы. Гамма переживаний более скудная по сравнению со здоровыми сверстниками, эмоции поверхностны и нестабильны. Нередко наблюдается неадекватность, преувеличенность эмоций, их несоответствие ситуации. Отличительной чертой олигофрении является не только общее отставание, но и своеобразие развития: неравномерность «созревания» отдельных аспектов психической деятельности и двигательной активности с учетом возрастной нормы, замедление развития, скачкообразность развития с отдельными «всплесками».

Диагностика олигофрении

Диагностика обычно не вызывает затруднений. Диагноз «олигофрения» выставляют на основании анамнеза (данные о задержке психического и физического развития), беседы с пациентом и результатов специальных исследований. В процессе беседы врач оценивает уровень речи больного олигофренией, его словарный запас, способность к обобщениям и абстрактному мышлению, уровень самооценки и критичности восприятия себя и окружающего мира. Для более точной оценки психических процессов применяют различные психологические тесты.

В процессе исследования мышления пациента с олигофренией просят объяснить смысл метафор или пословиц, определить последовательность событий, изображенных на нескольких рисунках, сравнить несколько понятий и пр. Для оценки памяти пациенту предлагают запомнить несколько слов или пересказать короткую историю. Для определения причины развития олигофрении проводят всестороннее обследование. Перечень анализов и инструментальных исследований зависит от выявленных соматических, неврологических и психических нарушений. Больным олигофренией могут быть назначены МРТ головного мозга, ЭЭГ, исследования кариотипа, пробы на врожденный сифилис и токсоплазмоз и др.

Лечение и реабилитация при олигофрении

Коррекция отставания психического развития возможна только при раннем выявлении ферментопатий. В остальных случаях при олигофрении показана симптоматическая терапия. При выявлении внутриутробных инфекций проводят соответствующее лечение. Больным олигофренией назначают витамины, ноотропные препараты, антигипоксанты, антиоксиданты и средства для улучшения метаболизма в головном мозге. При психомоторном возбуждении используют седативные препараты, при заторможенности – мягкие стимуляторы.

Важнейшей задачей специалистов в области психиатрии, психологии, неврологии, дефектологии и педагогики является максимально возможная адаптация больного к самообслуживанию и жизни в социуме. Ребенок с олигофренией, находясь среди людей, зачастую живет фактически в изоляции. Он плохо понимает окружающих, окружающие плохо понимают его. Эта особенность нередко усугубляется недостаточностью эмоциональных контактов с ближайшими родственниками.

Чувства родителей после постановки диагноза олигофрения ухудшают спонтанное понимание переживаний ребенка. Малыш, и без того недостаточно живо реагирующий на других людей, не получает достаточно поддержки и уходит в себя, что затрудняет дальнейшее обучение и социализацию. Для устранения этой проблемы проводят занятия с родителями и детьми, обучая взрослых правильно устанавливать контакт и общаться с ребенком, страдающим олигофренией, а ребенка – контактировать с родителями, другими взрослыми и сверстниками. Больного направляют к логопеду для проведения коррекционных занятий при системном недоразвитии речи.

Большое внимание уделяют вхождению в коллектив сверстников: класс, группу в детском саду, обучающую или игровую группу. Проводят работу по улучшению навыков самообслуживания. Ребенка направляют в специальный коррекционный класс или школу, в последующем – помогают больному олигофренией выбрать подходящую специальность и получить необходимые профессиональные навыки. План лечения, мероприятий по реабилитации и адаптации составляют индивидуально, с учетом степени олигофрении, особенностей физического развития, наличия или отсутствия неврологических и соматических расстройств.

Прогноз при олигофрении определяется степенью умственной отсталости, временем постановки диагноза и начала лечения. При своевременном лечении и реабилитации пациенты с легкой степенью олигофрении способны решать бытовые проблемы, осваивать несложные профессии и самостоятельно существовать в социуме. Иногда им требуется поддержка при решении сложных вопросов. Больных с умеренной и тяжелой олигофренией можно обучить выполнению несложных домашних обязанностей. Необходима регулярная поддержка, при наличии специально оборудованных рабочих мест возможно трудоустройство. Пациенты с глубокой олигофренией нуждаются в постоянном уходе.

Олигофренический патопсихологический синдром.;

Под олигофренией понимают группу заболеваний различной этиологии, общим и типичным для которых является психическое недоразвитие. В первую очередь это проявляется в интеллектуальной недостаточности и характеризуется синдромом относительно стабильного, не прогрессирующего слабоумия. Однако интеллектуальная недостаточность не исчерпывает всей картины олигофрении. У олигофренов отмечается недоразвитие и других свойств - эмоциональности, моторики, восприятия, внимания.

Недоразвитие, недостаточность понятийного, абстрактного мышления. Мышление преимущественно конкретное, характеризуется снижением уровня процессов обобщения и отвлечения. Не могут отвлечься от конкретных, частных признаков и выделить существенные признаки, т. е. недостаточным оказывается абстрагирование, возможность образования новых понятий. Эта особенность олигофренического мышления различно выражена у разных больных и прямо связана с глубиной слабоумия.

Недостаточность уровня процессов обобщения и отвлечения у интеллектуально сниженных лиц в степени дебильности, выявляется при исследовании определения и сравнения понятий. Как правило, определение понятий проводится многословно, на основе второстепенных, несущественных признаков. Так, определяя понятие <стол>, больные характеризуют его по материалу, из которого он сделан, по наличию четырех ножек, в лучшем случае по предназначению (<чтоб кушать или писать>), но никогда не указывают его родовых признаков. Если различие между понятиями обследуемому еще удается установить (по внешним малосущественным признакам), то общее между ними они выделить не могут. При сравнении дождя и снега: <Что же общего? Это разные вещи. Дождь льет как из ведра, а снег пухом белым летит>.

При необходимости выделения существенных признаков - нередко выделяют второстепенные, необязательные. В ряде заданий решение обусловлено привычными ассоциациями: деление - класс, игра - карты. Отвлечение от конкретных ситуаций для олигофренов крайне затруднительно.Не могут объяснить переносный смысл пословиц, но правильно подбирают к ним фразы из числа предъявленных. Затруднено понимание смысла рассказов сюжетных рисунков и установление последовательности событий по серии рисунков.

Чем глубже выражена дебильность, тем беднее оказывается лексикон больного. Имеются описания больных, оперирующих при довольно быстром темпе речи кажущимся относительно большим словарным запасом. Однако, анализ речевой продукции показывает, что за многословием этих больных скрывается довольно бедный словарный запас - речь изобилует штампами, часто неверно употребляются слова. Это легко установить исследованием по методике подбора антонимов, когда проверяется не только словарный запас, но и соответствие слов определенному содержанию.

Память у олигофренов нередко оказываются нарушенной. В пробе на запоминание такой больной называет, например, 4 слова. Ему повторно зачитывают все подлежащие запоминанию слова. После этого больной называет уже другие 4 слова, но не может вспомнить называвшиеся им прежде слова. Выраженность ослабления памяти часто соответствует степени слабоумия. Чем глубже дебильность, тем более заметна недостаточность памяти. Подтверждением этого служат данные, получаемые при исследовании дебилов методикой заучивания 10 слов. Представляет интерес соотношение между механической и логической памятью. При легкой дебильности нет существенной разницы между показателями, характеризующими оба вида памяти. Зато при выраженной дебильности механическая память страдает меньше. Глубоким дебилам опосредованное заучивание представляется очень трудным, а пробы на ассоциативную память даются труднее, чем заучивание 10 слов; ассоциации в парах слов этими больными не улавливаются, и поэтому задание оказывается для них большим по объему (содержит 20 слов).

Внимание, особенно произвольное, отличается узким объемом, с трудом переключается с одного вида деятельности на другой, неустойчиво.

При выраженной дебильности восприятиенедоразвитое, недостаточно четкое. Это относится к восприятию зрительных образов, когда обследуемые путают изображения похожих предметов, плохо различают цвета. При показе картинок трудно уловить целостное содержание, и поэтому они перечисляют отдельные детали рисунка.

Для патопсихологической диагностики дебильности нельзя ограничиваться вербальными методиками, особенно связанными с уровнем общеобразовательных знаний. При таком проведении исследования за дебильность можно принять случаи педагогической запущенности. Исследование обязательно должно включать невербальные методики, в значительно меньшей мере опирающиеся на общеобразовательную подготовку обследуемого (кубики Кооса, субтесты <цифровые символы>, <недостающие детали>, <сложение фигур>, по Векслеру, проба на комбинаторику А. Н. Бернштейна).

Обнаружение дебильности может играть роль не только в экспертной практике, но и при решении вопросов психиатрической дифференциальной диагностики.

Олигофренический синдром

Олигофрения (от греч. Oligophrenia — малоумие, врожденное слабоумие, умственная отста­лость) — группа различных по этиологии, патогене­зу и клиническим проявлениям патологических состояний, общим признаком которых является на­личие врожденного или приобретенного в раннем детстве общего недоразвития психики с преоблада­нием интеллектуальной недостаточности. В первую очередь психическое недоразвитие проявляется в интеллектуальной недостаточности и характеризу­ется синдромом относительно стабильного, не про­грессирующего слабоумия. Однако интеллектуаль­ная недостаточность не исчерпывает всей картины олигофрении. У олигофренов отмечается недораз­витие и других свойств — эмоциональности, мото­рики, восприятия, внимания.

Наиболее распространенным является подразде­ление олигофрении по степени интеллектуального дефекта, что имеет важное практическое значение для решения вопросов социальной адаптации, и осо­бенно для определения возможности и типа обуче­ния умственно отсталых. Обычно выделяются три степени глубины умственной отсталости — дебильность, имбецильность, идиотия.

Дебильность легкая степень умственной от­сталости (интеллектуальный коэффициент IQ со­ставляет от 50—70), характеризующаяся достаточ­ным развитием обиходной речи, способностью к усвоению специальных программ, основанных на конкретно-наглядном обучении, которое проводит­ся в более медленном темпе, а также способностью к овладению несложными трудовыми и професси­ональными навыками, относительной адекватнос­тью и самостоятельностью поведения в привычной обстановке. По сравнению с олигофренией других степеней олигофрении черты личности и характера больных отличаются большей дифференцированностью и индивидуальностью. Благодаря относитель­но более высокому, чем при других степенях олигоф­рении, темпу психического развития у больных с дебильностью часто отмечается удовлетворительная адаптация к обычным условиям жизни. В связи с широким диапазоном интеллектуальной недоста­точности при дебильности нередко в практических целях выделяют ее выраженную, среднюю и легкую степени.

Имбецильность средняя степень умственной отсталости (IQ составляет 20—49) — отличается выраженной конкретностью и ситуационным харак­тером мышления, неспособностью к образованию от­влеченных понятий, недостаточным развитием речи с аграмматизмами и косноязычием, общей мотор­ной недостаточностью. Имбецилы не могут обучать­ся по программам вспомогательных школ для ум­ственно отсталых. Вместе с тем им доступны навыки самообслуживания, а нередко и элементарные тру­довые навыки. Темп психического развития при имбецильности резко замедлен. В Международной классификации болезней имбецильность подразде­ляется на умственную отсталость средней степени и резкую умственную отсталость. При последней отмечаются крайне слабое развитие речи и возмож­ность приобретения навыков только самообслужи­вания.

Идиотия — самая глубокая степень психичес­кого недоразвития (IQ < 20), при которой мышле­ние и речь почти не развиты, восприятие слабо дифференцировано, реакции на внешние раздра­жители резко снижены и часто неадекватны; эмо­ции ограничены чувствами удовольствия и не­довольства; любая осмысленная деятельность, включая навыки самообслуживания, недоступна; больные часто неопрятны. Значительно недораз­виты локомоторные функции, в связи с чем мно­гие больные не могут самостоятельно стоять и ходить. Поведение в одних случаях отличается вя­лостью, малоподвижностью, в других'— склонно­стью к однообразному двигательному возбужде­нию со стереотипными движениями (раскачивания туловищем, взмахи руками, хлопанье в ладоши), а у некоторых больных периодическими проявлени­ями агрессии и аутоагрессии (они могут внезапно ударить, укусить окружающих, царапать себя, на­носить себе удары). Часто встречается извращение влечений — больные упорно онанируют, поедают нечистоты. В большинстве случаев имеют место выраженные неврологические нарушения и сома­тические аномалии. Жизнь таких больных, нуждающихся в постоянном уходе и надзоре, проходит на уровне инстинкта.

При всем разнообразии клинических проявле­ний различных форм олигофрении общими черта­ми для них являются, во-первых, наличие тоталь­ного недоразвития психики, включая недоразвитие познавательных способностей и личности в целом, и, во-вторых, — ведущая роль в структуре психи­ческого дефекта принадлежит недостаточности высших сторон познавательной деятельности, и прежде всего абстрактного мышления, при отно­сительно удовлетворительном уровне развития эволюционно более древних компонентов лично­сти, таких как темперамент, потребности, связан­ные с инстинктами, низшая аффективность.

Олигофренический патопсихологический син­дромскладывается из неспособности к обучению, формированию понятий, абстрагированию, дефици­та общих сведений и знаний, примитивности и кон­кретности мышления, повышенной внушаемости и эмоциональных расстройств.

Структура олигофренического патопсихологи­ческого синдрома включает в себя ряд особеннос­тей, среди которых наиболее яркими являются ха­рактеристики когнитивной сферы. Нередко, помимо мышления, у олигофренов оказываются нарушен­ными внимание, восприятие, память (Г. Н. Носачев, Д. В. Романов, 2001).

Восприятие отличается сужением его объема, не­достаточной дифференцированностью. При этом плохо различаются сходные предметы при их узна­вании (при выраженной степени нарушения). В свя­зи с нечеткостью восприятия для правильного уз­навания изображений требуется значительное количество времени. Кроме того, восприятие недо­статочно активно. При рассматривании картинок отмечается поверхностное узнавание отдельных объектов, изображенных на них. При выраженной дебильности восприятие недоразвитое, недоста­точно четкое. Это относится к восприятию зри­тельных образов, когда обследуемые путают изоб­ражения схожих предметов, плохо различают цвета. Дебилам трудно уловить целостное содер­жание картинок, поэтому они перечисляют отдель­ные детали рисунка.

Внимание характеризуется недоразвитием преж­де всего произвольного внимания, сужением его объема, плохим распределением, затрудненным пе­реключением и истощаемостью. Этим обусловлены трудности сосредоточения на заданиях, требующих умственного напряжения. При отыскании чисел по таблицам Шульте отмечаются пропуски чисел, их «потери», увеличение времени работы с каждой от­дельной таблицей. Внимание, особенно произволь­ное, отличается узким объемом. В пробе на запоми­нание такой больной называет, например, четыре слова. Ему повторно зачитывают все подлежащие запоминанию слова. После этого больной называет уже другие четыре слова, но не может вспомнить называвшиеся им прежде слова. Внимание с трудом переключается с одного вида деятельности на дру­гой, неустойчиво.

Память также имеет ряд особенностей. Выявля­ются нарушения операционного, динамического, мотивационного компонентов процесса запомина­ния. Механическая память более развита, чем опос­редованная. Однако для запоминания не связанных между собой по смыслу слов требуются многие повторения, а через короткое время воспроизво­дится небольшое их количество. Медленно и с тру­дом усваивается новый материал, необходимо его неоднократное повторение, но он быстро забыва­ется, а использование на практике каких-либо при­обретенных знаний затруднено. В методике пик­тограмм в связи с нарушением образования логических связей между словами и изображени­ем слабой оказывается опосредованная память. Лучше запоминаются внешние признаки предме­тов и явлений в их случайных сочетаниях, но внут­ренние логические связи и отношения запомина­ются плохо, так как недостаточно понимаются. Выраженность ослабления памяти часто соответ­ствует степени слабоумия. Чем глубже дебильность, тем более заметна недостаточность памяти. Представляет интерес соотношение между механи­ческой памятью и логической. При легкой дебиль­ности существенной разницы между показателя­ми, характеризующими оба вида памяти, нет. За­то при выраженной дебильности механическая память страдает меньше. Глубоким дебилам опосредованное заучивание представляется очень трудным, а пробы на ассоциативную память дают­ся труднее, чем заучивание 10 слов; ассоциации в парах слов этими больными не улавливаются, и по­этому задание оказывается для них большим по объему (содержит 20 слов). Существенное значе­ние приобретает попытка исследующего корриги­ровать суждения обследуемого. Возможность кор­рекции свидетельствует о более легкой степени дебильности.

В структуре мышления выявляются нарушения его операциональной стороны по типу снижения уровня доступных обобщений; нарушение динами­ки мышления по типу замедления протекания мыс­лительных операций (тугоподвижность мышле­ния), инертности; ослабления мотивационного компонента мышления; нарушения критичности мышления. Снижение уровня доступных обобще­ний проявляется конкретно-ситуационным харак­тером мышления, затруднением абстрагирования. Выделение существенных признаков, закономер­ных связей затруднено. Плохо усваиваются прави­ла и общие понятия; при способности установления различий в предметах невозможным оказывается выделение существенных черт их сходства. При «сравнении понятий» внимание акцентируется на случайных, внешних признаках, а существенные игнорируются. Особые затруднения отмечаются при выполнении больным «классификации предме­тов», где формирование групп осуществляется с опорой на включенность тех или иных предметов в единую конкретную ситуацию из опыта испытуемо­го. Невозможным оказывается абстрагирование ка­кого-либо признака всех предъявляемых предметов, согласно которому предметы, обычно входящие в различные наглядные ситуации, могли бы быть объединены в одну группу. Так, затруднено объе­динение в одну группу по признаку «живое-нежи­вое». При построении «простых аналогий» часто невозможным оказывается усвоение инструкции; выполнение заданий «случайное» проводится по произвольному способу. «Сложные аналогии» не­доступны.

Обнаруживаются также слабость регулирующей функции мышления и некритичность суждений при непоследовательности рассуждений.

Возможность перенесения обследуемым уже ус­военного опыта на выполнение аналогичных зада­ний приобретает особое значение при установлении степени выраженности дебильности. Возможность перенесения усвоенного опыта свидетельствует о легкой степени дебильности.

Чем глубже выражена дебильность, тем беднее оказывается лексикон больного. Речь изобилует штампами, часто неверно употребляются слова («пустая словесная абстракция»). Это легко ус­тановить при исследовании по методике подбора антонимов, Когда проверяется не только словар­ный запас, но и соответствие слов определенному смыслу. Устная речь имеет выраженные дефекты в произношении: наблюдается косноязычие, шепелявость, плохое различение звуков, путани­ца близких фонем, искажения слов (особенно сложных) при произношении. Словарь, как пас­сивный, так и активный, мал. Слово часто явля­ется не понятием, а названием конкретных объек­тов. Речь плохо оформлена грамматически, фразы односложные. Письменная речь часто не сформи­ рована.

Воображение характеризуется выраженным де­фектом развития фантазии. В эксперименте оказы­ваются невозможными составление рассказов из заданных слов, связная передача событий из соб­ственной жизни.

В эмоциональной сфере пациентов с олигофреническим патопсихологическим симптомокомплексом наблюдается незрелость и малая дифференцированность эмоциональных реакций. Тонкие оттенки чувств пациентам обычно недоступны. Высшие чувства развиты слабо. В переживаниях доминируют элементарные чувства, которые неред­ко исчерпываются удовлетворением физических потребностей. Осознавание эмоций ограничено. Часты как переоценка своих возможностей, некри­тическое отношение к ним, так и переживание чув­ства своей неполноценности в связи с отрицатель­ным отношением со стороны других людей, обиды за свою несостоятельность.

Мотивационно-потребностная сфера отличает­ся низким уровнем мотивационной активности и малым мотивационным разнообразием. Отмечают­ся низкий уровень мотивационного опосредования, слабость целеполагания; несформированность соци­ально направленных мотивов; дефицитарность во­левой активности, высокая внушаемость. При этом можно отметить «угловатость» и несформирован­ность тонких двигательных навыков.

Внешний облик пациентов часто отмечен дизонтогенетическими признаками, такими как выражен­ное ослабление мимической экспрессии, гипомимия, гипопантомимия. Существенное значение имеют ре­чевые нарушения, выраженные затруднения при усвоении инструкций, понимании смысла заданий. Работоспособность в эксперименте низкая, выраже­на истощаемость, существенно снижен темп психи­ческих процессов. Рабочий мотив не формируется, преобладает ведомость. Заинтересованность в ре­зультатах мала. Необходима активная стимуляция для получения продукции в эксперименте. Важным диагностическим аспектом является низкая обуча­емость испытуемых. С этой целью в течение всего исследования проводится обучающий эксперимент, где испытуемому предлагаются разные виды обу­чающей помощи — стимулирующая, уточняющая, организующая — и полный обучающий урок. От степени выраженности олигофренического дефек­та зависит использование испытуемым вида обуча­ющей помощи. Следовательно обучаемость будет различной — от небольшого снижения до полного отсутствия обучаемости.

Виды нозологических форм, при которых встре­чается данный патопсихологический симптомокомплекс, это вся сборная группа олигофрении — от хромосомных аберраций до экзогенно-органических поражений головного мозга в первые три года жизни.