Коррекция наркомании

PsychologiaGuide



Коррекция и профилактика наркомании

Когда можно заметить, что ваш член семьи употребляет наркотики?

§ Когда нарастает безразличие ко всему, что было интересно

§ Когда видим уходы из дома и прогулы в школе, институте по непонятным причинам

Оглавление:

§ Когда видим чрезмерно болезненную реакцию на любую критику

§ Когда видим избегание контактов с домашними



§ Когда резко снизилась успеваемость, в школе, институте

§ Когда просьба дать денег на одну цель постоянно подменяется другой

§ Когда из дома пропадают ценности

§ Когда по телефону часто раздаются звонки неизвестных людей

§ Когда пребывание в ванной или туалете становится чрезмерно длительным



§ Когда разговоры по телефону становятся насыщенными специфическим жаргоном

§ Когда резко меняются музыкальные предпочтения

§ Когда видим ухудшение памяти, невозможность сосредоточиться

§ Когда бессонница сменяется пароксизмами сна

§ Когда видим частую и резкую смену настроения и активности



§ Когда повышенная утомляемость сменяется неукротимой энергичностью

§ Когда видим чрезмерную бледность кожи

§ Когда видим расширенные или суженные в точку зрачки

§ Когда видим покрасневшие веки и глаза.

§ Когда слышим замедленную или резко ускоренную речь

§ Когда видим резкую потерю веса с колебаниями аппетита



§ Когда время от времени наблюдаем быстро проходящие симптомы, похожие на простуду или грипп

§ Когда появился хронический кашель

§ Когда наблюдаем расстроенную координацию движений

§ Когда видим следы от инъекций, порезы, синяки, инфильтраты и нарывы в местах инъекций

§ Когда находим шприцы, непонятные порошки, маленькие коробочки, капсулы, бумажки, свернутые в трубочки, обожженную металлическую посуду и ложки



§ Когда лабораторный анализ свидетельствует о положительном результате.

- не впадать в панику, не читать нотаций, не угрожать, не запугивать, не демонстрировать чрезмерного волнения, не терять самообладания. Не требовать обещаний, «что это в последний раз». Не рассчитывать на полную искренность. Не ожидать немедленных изменений в поведении ребенка. Не обвинять себя и окружающих. Не обещать применения нереальных мер.

- внимательно наблюдать, если не уверены - накапливать факты, обсудить их с ребенком, обратиться к специалисту самостоятельно или вместе. Найти, что можно изменить в своем поведении, чтобы воздействовать на ситуацию. Постараться быть предельно внимательными и последовательными. Выяснить, какие меры и виды лечения имеются в настоящее время. И что из имеющегося Вам по карману. Привлеките к решению проблемы возможных союзников. Но в любом случае – болезнь легче и дешевле предупредить, чем лечить. Тем более, что по моему мнению, в данном случае излечение невозможно.

Основной принцип лечения больных наркоманиями – это помощь им в стремлении полностью отказаться от употребления наркотиков. Успешным результатом лечения может считаться только полный отказ от употребления наркотика и дальнейшее воздержание от приема любых психоактивных веществ.

Лечение наркоманий – дело чрезвычайно трудное, требующее знаний, умения и времени. Помощь больному, находящемуся в состоянии абстиненции, - только начало длительного пути восстановление и закрепления позиций больного в жизни без наркотиков. В дальнейшем на этом пути человек будет нуждаться в помощи врачей, психологов, социальных работников, «бывших больных», членов своей семьи и других людей.

Таким образом, наркомания, как любое другое хроническое заболевание, требует длительного лечения. Своеобразие ситуации заключается в том, что если при обычном заболевании больной, заботясь о своем здоровье, выполняет все предписания врача, то при наркомании он, помня о «приятных» переживаниях, вызываемых наркотиком, часто сопротивляется лечению, надеется обойти полумерами, не следует до конца советам врача и других, пытающихся бороться с его недугом, людей. Для того чтобы лечение было успешным, его необходимо начинать в условиях изоляции больного, т.е. в закрытом наркологическом отделении. Лечение можно проводить только с согласия больного (если злоупотребление наркотиком не осложнилось явными психическими нарушениями) и больной имеет право от него отказаться.

Хорни, соглашаясь с Фройдом о значении детских переживаний для формирования структуры и функционирования личности у взрослого, не принимала утверждения о существовании универсальных психосексуальных стадий и о том, что сексуальная анатомия ребенка диктует определенную направленность дальнейшего развития личности. По мнению Хорни решающи .

Главная задача с точки зрения Г. М. Андреевой, которая стоит перед социальной психологией, — раскрыть конкретный механизм «вплетения» индивидуального в ткань социальной реальности. Это необходимо, если мы хотим понять, каков результат воздействия социальных условий на деятельность личности. Но вся сложность заключается в том, что этот р .

Активное развитие личности, формирование базисных качеств происходит в школьные годы, и во многом зависит от той социальной атмосферы, членом которой является ребенок. Особое значение в этом смысле (становления личности) представляет младший школьный возраст, что обуславливает актуальность разработки проблемы формирования психологическо .

Наркомания, наркозависимость - способ психолгической реабилитации

Способ коррекции зависимости от психоактивных веществ и комплексной реабилитации наркозависимых, который отличается тем, что включает полную психофизическую реабилитацию, психо-эмоциональную адаптацию и полную ресоциализацию, осуществляемая методами психологической и педагогической коррекции, состоит из шести основных этапов в течениемесяцев в условиях временной добровольной социальной изоляции при использовании природных терапевтических факторов.



Полезная модель, заявляется, относится к области психологии, а именно к методам коррекции аддиктивного, дивиантнои и обесивно-компульсивного поведения и может быть использована как программа ликвидации химической зависимости.

Как прототип выбран способ коррекции зависимости от психоактивных веществ (Златковський В. В., Колбасин П. М., Сатаева Т. П.), включающий полное клиническое обследование с последующим копирование абстинентного синдрома, который заключается в том, что проводят психофизическую реабилитацию, состоящий из пяти основных этапов в течение 9,5-22 месяцев в условиях временной социальной изоляции при использовании природных лечебных факторов.

Это психолого-педагогическая программа коррекции зависимости от психоактивных веществ и комплексной реабилитации наркозависимых, которая проходит в условиях закрытой терапевтического сообщества в течениемесяцев, начиная с предварительной беседы с клиентом и его родственниками.

При выявлении зависимости от психоактивных веществ клиенту рекомендуют пройти курс детоксикации и обследования на заболевания, препятствующие нахождению в коллективе. В этот период с клиентом работают, кроме врачей, лица, ранее употреблявших психоактивные вещества и на собственном примере доказывают, что от наркотической зависимости можно избавиться. При этом не только происходит коррекция мотивации к позитивным жизненным изменениям, но и исключается возможность симуляции со стороны клиентов.

Далее клиент в течение всего курса реабилитации находится в реабилитационном центре на условиях добровольной временной социальной изоляции. Личное желание клиента избавиться от зависимости - обязательное условие пребывания в центре. В центре практикуется принцип позитивной семьи, в которой приоритетные общечеловеческие ценности, честь, самоуважение и уважение к другим, ответственность, самоотдача, групповое соединение под влиянием общей цели (творчество, спорт, обучение, духовное и личный рост, социальная деятельность-пропаганда здорового образа жизни).



Программа включает 6 этапов.

0 этап Определение, 21 день - 1 месяц;

1 этап Очищение,месяца;

2 этап Самодостаточность,месяцев;

3 этап Становление, 3 -6 месяцев;



4 этап Ресоциализация,месяцев;

5 этап Самопомощь, участие в жизни терапевтического сообщества после выхода из центра в течение дальнейшей жизни с целью профилактики срывов.

Срок прохождения и переход на каждый этап определяет ведущий психолог под контролем руководителя программы с учетом определенного минимального и максимального сроков пребывания клиентов в центре.

На первом этапе улучшается физическое состояние клиента под влиянием естественных терапевтических факторов, таких как общение с природой, физические упражнения, водные процедуры, здоровое питание, жизнь в здоровом режиме. Также значительно улучшается эмоциональное состояние за счет целебной атмосферы доверия и взаимопонимания в центре, помощи по принципу «равный - равному». В этот период окончательно формируется мотивация к позитивным жизненным изменениям, клиент вливается в терапевтического сообщества.

На первом этапе, при поддержке психологов, педагогов и участников программы, в атмосфере доброжелательности и доверия, клиент разбирает всю свою предыдущую жизнь с целью осознать глубину разрушений, которые произошли под влиянием употребления психоактивных веществ, и взять на себя ответственность за то, чтобы не повторять в дальнейшей жизни страшных ошибок и откровенных преступлений прошлого. Также начинается психологическая работа с членами семей направлена ​​на преодоление отчуждения и ригидных моделей поведения. Делаются первые шаги к взаимному прощению и принятию.



Второй этап полностью посвящен формированию клиентом своей личности. Это время личного роста, взросления. За второй период человек должен привести свой психо-эмоциональный развитие в соответствии биологическом возрастные. То есть взрослый человек должен научиться думать и эмоционально реагировать адекватно своему возрасту и полу. На этом этапе чрезвычайного значения приобретает психологическая работа с использованием всего спектра методов и подходов, таких как психодрама, арт-терапия, имаго-терапия, гештальт-подход, приемы позитивной, психодинамической, экзистенциальной сихологии, кинезо-терапия и т.д.. Также важны спорт и трудотерапия как способа научиться ценить и уважать свое тело, свой дом, близких, живущих, работающих и борятся за себя рядом. На этом этапе клиенты начинают решать и духовные проблемы, которые были заброшены за время употребления. Человек определяет, что в жизни важно, ценно, что есть добро и что несет зло, что такое настоящая честь, доверие, дружба, помощь. Определяет цели и направления дальнейшей жизни и развития. Большое внимание уделяется работе в семьях клиентов, направленной на преодоление созависимости (зависимости от другого человека, который в свою очередь зависима от психоактивных веществ или страдает от других зависимостей).

Третий этап посвящен наработке навыков трезвого социально активной жизни. Клиент становится членом команды лидеров, которые под руководством педагогов и психологов центра осуществляют сопровождение по программе младших участников программы реабилитации, организуют быт и частично связь с социумом. Нарабатываются навыки регулярного самоанализа и работы над ошибками, умение «держать удар». Клиент пишет «духовную биографию» - исследование опыта своей прошлой жизни с определением ключевых невротических составляющих своей зависимости в целях принятия на себя ответственности за предупреждение срывов в будущем. Также на этом этапе формируются новые здоровые взаимоотношения с родными и близкими.

На четвертом этапе проводится окончательная социализация клиента. Человек большую часть времени живет в социуме, но не теряет тесной связи с центром (ежедневные отчеты в телефонном режиме, регулярные консультации психолога, 1-2 дневные визиты в центр еженедельно).

Пятый этап начинается после окончания полного курса реабилитации и окончательного выхода клиента из центра. Он основан на рекомендации поддерживать связи с терапевтической сообществом, пользоваться всеми ресурсами данного способа коррекции зависимости (дальнейшее неограниченный психолого-педагогическое сопровождение, помощь «равный-равному», информационная поддержка) с целью предупреждения срывов течение дальнейшей жизни.

Способ лечения наркомании

Изобретение относится к медицине, а именно к наркологии, и может быть использовано при лечении всех видов наркомании. Проводят ликвидацию интоксикации и абстинентного синдрома. При наличии в структуре психической зависимости обсессивно-компульсивного синдрома осуществляют биллатеральную цингулотомию. При этом стереотаксическое вмешательство проводят на фоне эмоционально-стрессовой опосредованной психотерапии. В послеоперационный период в течениедней дважды в день проводят рациональную и суггестивную психотерапию. Способ позволяет повысить эффективность лечения. 1 табл.



Изобретение относится к медицине и может быть использовано при лечении всех видов наркомании. Наркомания относится к хроническим рецидивирующим заболеваниям, лечение которых крайне затруднено. Темпы роста потребления наркотиков за последние пять лет неуклонно возрастают. По мнению ряда специалистов, в России сложилась ситуация не просто тревожная, а поистине катастрофическая, чреватая разрушением национального генофонда. Как свидетельствует статистика, около двух миллионов человек постоянно употребляют наркотики, еще четыре миллиона человек так или иначе их пробовали. С учетом этого важнейшая задача - стабилизировать ситуацию посредством реализации комплексных программ профилактики, лечения и реабилитации лиц с наркотической зависимостью. Существующие методы лечения наркотической зависимости малоэффективны. В рамках традиционной терапии у большей части пациентов успеха добиться не удается, этим обусловлен поиск новых более эффективных методов лечения [1, 2]. Наиболее близким по технической сущности и достигаемому результату является способ лечения наркомании, включающий устранение физической зависимости, коррекцию психической зависимости, поддерживающую терапию и реабилитацию [3]. Устранение физической зависимости может осуществляться любым известным способом (детоксикация, плазмофорез, гемосорбция, заместительная терапия). Недостатками известного способа является низкая эффективность (10-15%). Во многих случаях это обусловлено тем, что в процессе традиционной терапии не удается справиться с выраженной психической зависимостью, которая чаще всего представлена обсессивно-компульсивным синдромом. Задачей настоящего изобретения является повышение эффективности лечения наркомании. Это достигается тем, что в способе лечения наркомании, включающем устранение физической зависимости, коррекцию психической зависимости, поддерживающую терапию и реабилитацию, согласно изобретению, после полной ликвидации интоксикации и абстинентного синдрома при устранении физической зависимости коррекцию психической зависимости при наличии в ее структуре обсессивно-компульсивного синдрома осуществляют путем стереотаксического вмешательства на структурах головного мозга с прицельной дозированной деструкцией заданного коллектора или ядра лимбической системы, при этом стереотаксическое вмешательство проводят на фоне эмоционально-стрессовой опосредованной психотерапии, в послеоперационный период в течениедней дважды в день проводят рациональную и суггестивную психотерапию, а через 2-3 недели после стереотаксического вмешательства осуществляют контроль точности и полноты проведения деструкции с помощью магнитно-резонансной или компьютерной томографии. Патологическое влечение наркомана к наркотику составляет одно из основных клинических проявлений наркозависимости. Нередко даже в тех условиях, когда пациент полностью прошел детоксикацию и у него устранена физическая зависимость, психическое влечение проявляется в крайне тяжелых формах, лишающих больных надежды на выздоровление. Психическое влечение выражается в постоянных мыслях о наркотике, подавленности, неудовлетворенности в отсутствии наркотика и т.д. Указанное состояние протекает на фоне сохраняющегося у больного критического отношения к пагубной страсти, постоянных попыток сопротивления влечению к наркотику, которые, как правило, безуспешны. Все это дает основание называть или считать психическое влечение обсессивным. Обсессивное влечение - самый длительный, трудно устранимый симптом. В ремиссии, когда снята острая симптоматика абстинентного состояния, обсессивное влечение продолжает существовать часто в той же степени выраженности, что и до лечения. И во многих случаях психическое обсессивное влечение оказывается единственной причиной безуспешности усилий и врача и самого больного, причиной рецидива. Важно подчеркнуть мысль о неспецифичности наркотической обсессии, о независимости ее от вида наркотика [4]. Из сказанного следует, что принципиально важно найти способ преодоления наркотического обсессивного влечения. Это позволит существенно повысить эффективность наркологической помощи. Кроме того, вполне правомерно предположение о едином или весьма сходном механизме реализации наркотической обсессии и обсессивно-компульсивных расстройств (ОКР) другого генеза, иной природы, тех ОКР, с которыми мы встречаемся в рамках других видов патологии - шизофрении, неврозов навязчивых состояний, некоторых органических поражений мозга, болезни Туретта и т.д. Сходство наркотических обсессий и ОКР проявляется еще и сложностью медикаментозного их лечения. Как в случае наркотических обсессий, так и при ОКР нередко встречаются больные, для которых не удается подобрать адекватную лекарственную терапию и даже при назначении известных препаратов в токсических дозах или при сочетании их с нелекарственными методами лечения, в частности психотерапией. Отсюда - актуальность поиска новых, нетрадиционных методов лечения. В настоящее время в ряде стран (Великобритания, Швеция, США, Индия, Чехия, Россия) используется лечение обсессивно-компульсивных расстройств (ОКР), понимаемых более широко, аддиктивных нарушений (расстройств), другими словами, болезненных пристрастий с помощью стереотаксических вмешательств, в частности для выключения эмоцииогенных лимбических структур мозга, куда входят некоторые височные структуры, а также поясная извилина и др. Такое хирургическое лечение стойких медикаментозно-некурабельных обсессивно-компульсивных и других аддиктивных нарушений дает отличный, хороший и удовлетворительный результаты в 77,5% случаев [5]. Т.о. малая травматичность, практическая безопасность стереотаксических вмешательств, достаточная эффективность относительно аддиктивных нарушений, а также низкая эффективность консервативных методов лечения психической героиновой наркозависимости позволили нам предложить этот метод в комплексе лечения пациентов, страдающих опиатной наркоманией. Стереотаксис - наукоемкая медицинская технология, обеспечивающая малотравматичный прицельный доступ к глубоким структурам головного мозга и локальные строго дозированные воздействия на них. Стереотаксис - бурно развивающаяся отрасль медицины, медицинской техники. В хорошо оснащенных нейрохирургических центрах развитых стран каждое четвертое или пятое вмешательство на мозге осуществляется с использованием стереотаксических устройств, что позволяет значительно снизить опасность и травматичность операции. В мире существует несколько известных фирм, выпускающих стереотаксическую аппаратуру, которая стоит немалые деньги. Основа стереотаксиса - математика, геометрия, метод координат, специальная аппаратура, которая в настоящее время по своей сложности может как бы перекрывать огромный диапазон от миниатюрных простых устройств до сложнейших стереотаксических роботов. Важнейшую роль в клиническом стереотаксисе играют средства интроскопии, которые позволяют заглянуть внутрь живого мозга. Если раньше нам приходилось пользоваться только стандартным рентгеновским оборудованием, которое по сути позволяет видеть только кости, то сейчас в нашем распоряжении - компьютерная рентгеновская томография и что особенно хорошо магнитно-резонансная томография (МРТ), которая позволяет четко различать многие структуры мозга, видеть их в разных ракурсах и измерять их координаты. В этих условиях стереотаксические методики, где по-прежнему необходим рентген, представляются безнадежно устаревшими. Также крайне важно качество программно-математического обеспечения стереотаксических расчетов. Кто хорошо, правильно вычисляет координаты, тот и точно попадает и получает стабильные клинические результаты. Наиболее развитым является математическое обеспечение тех стереотаксических систем, в которых вычисления производятся на современных компьютерах. Те же методики, в которых вычисления производятся по-прежнему вручную, не могут претендовать на решение сколько-нибудь сложных задач. Компьютерный стереотаксис - условное название направления в клиническом стереотаксисе, которое сложилось более 20 лет назад и важнейшими отличительными чертами которого являются прежде всего развитость программно-математического обеспечения, использование достаточно большого числа различных координатных систем, методы преобразования координат в произвольно расположенных в пространстве координатных системах, использование вычислительной техники для проведения стереотаксических расчетов [6]. Современный представитель этого направления - стереотаксическая система ПОАНИК (название составлено из аббревиатур фамилий разработчиков), которая создана сотрудниками Института мозга человека РАН (ИМЧ РАН) и серийно выпускается ЦНИИ РФ Электроприбор, Санкт-Петербург. Система позволяет не только попадать точно, но и рационально организовать всю стереотаксическую процедуру, сделать ее максимально удобной для пациента и врачей, существенно снизить травматичность и продолжительность оперативного вмешательства. Стереотаксическая система официально разрешена соответствующими комитетами МЗ РФ для широкого клинического использования для прицельных вмешательств на самых различных структурах головного мозга больных людей. Система ПОАНИК позволяет использовать известные современные виды интроскопии, включая МРТ. Причем разработана оригинальная надежная технология пространственной локализации ряда структур головного мозга - стереотаксических мишеней, в том числе поясных извилин. Две основные группы стереотаксических вмешательств - функциональная стереотаксия и соответственно нефункциональная стереотаксия. Сейчас нас естественно интересует первая группа. Функциональная стереотаксия - воздействия на ядра и проводящие пути мозга для изменения его функционального состояния. Существует 4 основных вида патологии в рамках функциональной стереотаксии - двигательные нарушения, неукротимые боли, эпилепсия, психические нарушения. Здесь нас интересуют психические расстройства и прежде всего обсессивно-компульсивные расстройства (ОКР) и в меньшей степени - боли, поскольку при болях нередко используются те же стереотаксические мишени, что и при ОКР. Коротко остановимся на некоторых общих принципах функциональной стереотаксии. Подавляющее большинство вмешательств - это локальные дозированные деструкции нервной ткани. Гораздо меньше - это воздействия, не приводящие к анатомическим разрушениям (стимуляции или временные диагностические выключения). Совсем небольшая часть - трансплатация тканей, о которой сейчас мы не будем говорить. Стереотаксические вмешательства осуществляются тогда, когда имеется гиперфункция какой-либо функциональной системы, "плюс" симптоматика, продуктивная симптоматика, а не выпадения, например гиперкинезы, а не парезы или параличи, боли, а не анестезия. Сама гиперфункция одной из функциональных систем нередко является результатом нарушения какой-либо другой биохимической системы, находящейся в реципрокных отношениях с первой. Хрестоматийный пример - нарушение дофаминовой системы при паркинсонизме (атрофия черной субстанции), в результате чего отмечается гиперфункция биохимически интактной ацетилхолиновой системы, которая вышла из-под реципрокного контроля пораженной дофаминовой системы. Основная симптоматика паркинсонизма, так называемая паркинсоническая триада - ригор, тремор, брадикинез - есть проявление гиперфункции ацетилхолиновой системы. Таким образом, чаще всего (за исключением эпилептических очагов) стереотаксическая мишень - это не locus morbi, а биохимически и морфологически здоровая структура, которую можно считать коллектором, проводником, а иногда и усилителем гиперактивных влияний. Воздействие на мишень, пересечение, перекрытие коллектора приводит к снижению активности гиперактивной системы. В таблице приведены 4 основные стереотаксические мишени, которые используются в настоящее время. Эти данные взяты из обзорной работы Psychosurgery, 1998. Авторы - Cosgrove, Rauch из Массачусетского генерального госпиталя, где существует отдел для лечения больных с аддиктивными нарушениями. Важно подчеркнуть, что все 4 мишени - звенья лимбической системы. К лимбической системе относятся также и те мишени, которые использовались ранее, но в настоящее время интерес к ним утрачен. Это, например, ядра гипоталамуса. Известный морфолог Papez (1937), стараясь отразить особенности функциональной анатомии лимбической системы, взаимосвязи между ее звеньями, создал представление о круге Пейпеца, который, по мнению автора, представляет замкнутый цикл, где постоянно циркулируют и реверберируют потоки нервных импульсов. Если мы в любой точке перекроем поток, это скажется на всей лимбической системе, ее функциональная активность снизится. Существует определение лимбической системы как связующего звена между новой корой с ее сенсомоторной и познавательной функцией и средним мозгом. Упрочилось представление о лимбической системе как об эмоциональном мозге. По представлениям Stefan, Andy (1982), лимбическая циркуляция обеспечивает трансмиттерные связи: восходящие - это связи древних отделов с новой корой, нисходящие - контроль, реализующий влияние новой коры на лимбическую систему и другие, связанные с ней структуры. Считается, что при нормальном функционировании всех систем обеспечивается соответствующий эмоциональный фон и базис для вегетативных, соматовисцеральных, познавательных и поведенческих реакций. Одна из ключевых структур лимбической системы - поясная извилина. В литературе имеется достаточно много сведений, касающихся морфологии, физиологии и нейрохирургии лимбической системы и, прежде всего, поясной извилины. Наиболее полной является работа [7]. В частности, в работе показано, что передние отделы поясной извилины, обеспечивая адекватный эмоциональный фон, служат особого рода фильтром различных влияний и их селективным усилителем (или, наоборот, тормозят те или иные влияния), благодаря чему осуществляется выбор и реализация (или торможение) целостных поведенческих актов. Благодаря развитым связям лимбической системы мозга реализуется тесная взаимозависимость когнитивных, аффективных, вегетативных, моторных и сенсорных функций мозга. При этом, влияя на уровень функционирования лимбической системы (в нашем случае - с помощью стереотаксических вмешательств), можно воздействовать на реализацию поведенческих актов в целом или влиять на отдельные функции, например менять восприятие и эмоциональную оценку болевых ощущений, снижая ее с уровня непереносимых болей до практически безразличных. При навязчивых состояниях сама обсессия (идеаторная или моторная) как поведенческий акт очевидно реализуется с непременным участием лимбической системы. При этом лимбическая система не диктует конкретное содержание, внутреннюю логику навязчивости, но определяет ее "силу", непреодолимость влечения. Снижая функциональную активность лимбической системы, мы можем прежде всего влиять на выраженность (непреодолимость) влечения. Укажем анатомические особенности поясных извилин у человека. В работе [7] показано, что у человека анатомическая вариабельность поясных извилин велика и в этом плане существенно превосходит вариабельность лабораторных животных. Выделены 2 анатомических типа передних отделов цингулярной извилины: single (одиночная), double parallel (двойная). Две части двойной извилины разделены соответствующей бороздой. Это многократно подтверждено нашими собственными исследованиями, проводимыми с помощью МРТ. Исследования показали, что нередко цингулярная извилина одного полушария может быть единичная, а другого - двойная. Также возможны варианты, когда и в левом и правом полушариях - одиночные извилины, редко бывает, когда и в левом и в правом - двойные. Важно подчеркнуть, что функционально значимой при стереотаксическом лечении ОКР является не вся цингулярная извилина, а ее часть - 24 поле коры по Бродману. Кроме того, по мнению Ballatine et. all [8], принципиально важным для достижения максимального операционного эффекта является деструкция нижней трети поясной извилины (место расположения цингулярного пучка). Из сказанного ясно, что локализация поясных извилин является непростой задачей, не может осуществляться только с использованием традиционной контрастной рентгенографии и стереотаксического анатомического атласа, который не позволяет в полной мере учитывать индивидуальную анатомическую вариабельность рассматриваемой структуры. Только применение МРТ и специальной технологии локализации стереотаксических мишеней [9, 10] позволяет учитывать индивидуальные анатомические особенности поясных извилин. Вернемся к таблице, где перечислены 4 основных вида и соответственно три структуры - мишени, которые используются при хирургическом лечении ОКР. По данным, приведенным в работах [5] Cosgrove, Rauch (1998), билатеральная цингулотомия обеспечивает меньшую вероятность побочных неврологических и психических эффектов, чем субкаудатная трактотомия и передняя капсулотомия, причем последняя может сопровождаться эмоциональным уплощением. Безопасность билатеральной передней цингулотомии многократно подтверждена на основе нескольких сотен стереотаксических вмешательств [8]. Это мнение вполне согласуется и с нашими собственными данными, полученными на больных с ОКР и болевым синдромом [9] . Важными обстоятельствами, которые должны учитываться при выборе стереотаксической мишени, являются: общемозговая травма, зависящая от глубины погружения инструмента, наличие или отсутствие находящихся вблизи мишени или траектории погружения функционально значимых структур мозга или крупных кровеносных сосудов. При передней билатеральной цингулотомии минимальна глубина погружения инструмента, безопасны траектории погружения. Таким образом, билатеральная цингулотомия - наиболее предпочтительная стереотаксическая мишень из рассматриваемых. Безопасность стереотаксической локальной деструкции также существенно зависит и от самого метода, физического фактора воздействия. Существуют механические, электрические, термические (с помощью высокой температуры или локального замораживания) виды воздействий. Наименее опасны те виды воздействий, которые максимально щадят кровеносные сосуды головного мозга, обеспечивают предсказуемые и управляемые объемы деструкции. В Институте мозга человека РАН разработан и применяется в рамках стереотаксической системы ПОАНИК криохирургический прибор, который соответствует указанным требованиям (А. с.). Криоаппарат позволяет предварительно проводить обратимые диагностические охлаждения, позволяет регулировать объем криодеструкции, измерять температуру в зоне охлаждения. Выбранный диапазон температур надежно выключает целевую зону и при этом сохраняет стенки магистральных артерий. Для проведения локального замораживания в мозг пациента через небольшое фрезевое отверстие (диаметр - около 6 мм) прицельно с помощью стереотаксического аппарата вводится криозонд (диаметр - 2,6 мм, длинамм, минимальная температура на рабочем конце зонда - 70 o С). Криозонд по всей длине, кроме рабочего конца снабжен тепловой защитой в виде вакуумированного кольцевого пространства. Хирургический доступ осуществляется в точке Кохера, поскольку именно такой доступ является наименее опасным. Предложенный нами способ поясняется конкретным примером его осуществления. В Институте мозга человека РАН оперативное лечение предлагается только тем больным, кто сам активно стремится к прекращению наркотизации. Обязательным условием являются неоднократные безуспешные попытки лечения традиционными методами, а также стаж наркозависимости не менее 1-2 лет. Операция может быть проведена только на 2-3 стадии заболевания, когда сформированы синдромы измененной реактивности, физической и психической зависимости. При этом принципиальным является наличие в структуре психической зависимости обсессивно-компульсивного компонента. Важным моментом при решении вопроса о рекомендации операции является наличие перспективы адекватной социально-психологической реабилитации в послеоперационном периоде, активное участие в этом процессе ближайших родственников пациента. Каждый больной проходил отборочную комиссию, где принималось коллегиальное решение о показанности или непоказанности данного вида лечения. Затем пациент проходил курс детоксикации, который проводился одним из широко известных в наркологии способов. Детоксикацию проводили до полной ликвидации интоксикации и абсинентного синдрома. Далее изготовлялся оттиск зубов верхней и нижней челюстей пациента с использованием специальных оттискных масс. Готовый оттиск фиксировался на специальном устройстве - МРТ-локализаторе. Пациента переводили в отделение лучевой диагностики, где выполнялась расчетная стереотаксическая МР томография с оттиском зубов и локализатором. После оценки МРТ изображения и стереотаксических расчетов получали результаты расчетов в виде операционного листа стереотаксических расчетов. В день операции после обычной премедикации больного помещали на операционный стол, под местной анестезией фиксировали на голове пациента стереотаксический манипулятор. Больной прикусывал оттиск зубов с локализатором. С помощью ориентирующего устройства определялась взаимное пространственное положение локализатора и стереотаксического аппарата. С использованием результатов стереотаксических расчетов на стереотаксическом фантоме моделировалось пространственное положение правой и левой поясных извилин. Далее производилось стереотаксическое наведение криозонда на выбранные целевые зоны. На голове больного под местной анестезией в точках Кохера справа и слева осуществлялся разрез мягких тканей длиной около 2 см и с помощью нейрохирургической фрезы накладывались фрезевые отверстия. Далее поочередно в правую и левую цингулярные извилины погружался криозонд. Перед каждым замораживанием осуществлялось обратимое диагностическое охлаждение (t = минус10 o С) с обязательным контролем основных неврологических симптомов. Объем деструкции и продолжительность охлаждения выбирались в соответствии с индивидуальной формой и размерами поясных извилин. После извлечения криозонда из мозга стереотаксический аппарат удалялся, раны наглухо ушивались. Стереотаксическое вмешательство проводилось на фоне эмоционально-стрессовой опосредованной психотерапии. В основе указанного психотерапевтического воздействия лежит концепция Селье (Selye H., 1936) о стрессе и генерализованном адаптационном синдроме как универсальной форме ответа организма на различные по своему характеру раздражители. В данном случае речь идет о так называемом эмоциональном стрессе, имеющем стимуляционно-активирующие лечебные качества. Цель такого психотерапевтического воздействия - на фоне текущего оперативного вмешательства способствовать пересмотру больным на предельно высоком эмоциональном уровне отношения к себе, к своему болезненному состоянию и окружающей микро- и макросоциальной среде в плане полного отказа от употребления наркотиков (саногенное воздействие стресса). Эмоционально-стрессовая опосредованная психотерапия адресуется как к сознанию больного, так и к сфере его предсознательного и психического бессознательного, иными словами, к той системе взаимопотенцирующего синергизма сознания и бессознательного, которая и составляет психику каждой конкретной личности [11] . В описанном подходе происходит усиление терапии в целом за счет психотерапевтического опосредования и потенцирования биологической терапии (оперативного вмешательства), в основе которого лежит косвенное внушение или косвенный психотерапевтический эффект (В.М. Бехтерев, 1911). Больной помещался на 1 день в палату интенсивного наблюдения. В послеоперационный период в течениедней дважды в день (с целью интенсификации психотерапевтического процесса в период, соответствующий сроку стационарного лечения) проводили рациональную и суггестивную психотерапии [12]. Через 2-3 недели (наиболее адекватный срок для визуализации послеоперациооных кист) после операции осуществляли контроль точности и полноты деструкции с помощью МРТ. В период с декабря 1998 года по сентябрь 1999 года было прооперировано 49 пациентов с опиатной наркозависимостью во второй стадии заболевания, из них было 6 женщин, 43 - мужчины. Возраст больных - в пределах от 18 до 36 лет. Все больные и их родственники дали информированное согласие на проведение стереотаксического вмешательства. К настоящему времени из указанного количества больных 37 пациентов (76%) отказались от приема наркотиков. Среди больных, вернувшихся к наркотизации (12 человек - 24%), подавляющее большинство - 10 человек возобновили прием наркотиков в течение первых двух месяцев после операции. Длительность ремиссии составила у трех больных - 9 месяцев, у 4-х больных - 8 месяцев, у 6 больных - 7 месяцев, у 5 больных - 6 месяцев, у 4 больных - 5 месяцев, у 3 больных - 4 месяца, у 3 больных - 3 месяца, у 5 больных - 2 месяца, у 4 больных -1 месяц. Оценка результатов операции как в ближайшем, так и в отдаленном послеоперационном периоде. В ближайшем послеоперационном периоде клинически оценивалась динамика психического статуса, проводилось психологическое обследование в динамике. В наших исследованиях мы наблюдали четкую положительную динамику в аффективной сфере (повышение настроения, снижение уровня тревоги, исчезновение угрюмости, подавленности), а также снижение уровня психопатизации личности. После проведения деструкции через 2-3 недели проводилась контрольная МРТ. В послеоперационные дни наблюдалось резкое прекращение навязчивых просьб о добавочном получении транквилизаторов, снотворных препаратов, требований назначить наркотические анальгетики (типа мародола, трамала), которые большинство пациентов выдвигало вплоть до последнего дня до операции. Из более отдаленных результатов интересными представляются следующие наблюдения: у 2 наркозависимых больных со значительным стажем через 1 месяц после оперативного лечения наблюдались кратковременные дискомфортные соматоневрологические вегетативные проявления (уже знакомые больным по предыдущему опыту), ранее всегда сопровождавшиеся непреодолимой тягой, всегда приводившие к немедленному возобновлению наркотизации. Теперь же несмотря на соматический дискомфорт, пациенты совершенно не отмечают обсессивного влечения. Эффективность лечения наркомании с помощью предложенного нами способа по сравнению с известными способами лечения увеличилась в среднем в 4-5 раз. Список литературы 1. Фридман Л. С., Флеминг Н.Ф., Роберте ДГ., Хайман С.Е. "Наркология". Перевод с англ. - М.; СПБ: Изд-во БИНОМ "Невский Диалект", 1998 г. 318 с. 2. SU, Патент N, кл. А 61 М 21/00,1997 г. 3. П.Д. Шабанов. О.Ю. Штакельберг "Наркомании. Патология. Клиника. Реабилитация.", СПб. Изд-во "Лань", 2000 г., с.. 4. Пятницкая И.Н. "Наркомании". Руководство для врачей., М, "Медицина", 1994 г. с.544 5. В.А. Шустин, Р.Я. Вовин, А.В. Корзенев. "Хирургическая коррекция некоторых психопатологических расстройств". СПб. , изд. Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева, 1997. 6. А. Д. Аничков, Ю.З. Полонский, Д.К. Камбарова "Стереотаксическое наведение. Теория и опыт клинического применения ЭВМ-методики". Изд. Наука. Ленинград, 1985. 7. Devinsky S.L., Morrell M., Vogt Bcontributions of anterior cingulate cortex to behavior. Brain, 1995. 8. Ballantine H.T., Jiriunas I.E. treatment of Intractable Psychiatric Illness and Chronic Pain by Stereotactic Cingulotomy. Operative neurosurgical Techniques/ London, 1987. 9. Шустин В.А., Аничков А.Д., Корзенев А.В. "Стереотаксические операции в комплексном лечении медикаментозно-некурабельных психопатологических состояний". Ж.Клиническая медицина и патофизиология. N 1-2, СПб, 1998. 10. А. Д. Аничков, Ю. З. Полонский, Низковолос В.Б. Возможности МРТ в обеспечении стереотаксических операций на головном мозге. Ж.Медицинская визуализация. N7,1998. 11. Психотерапевтическая энциклопедия. Под ред. Б.Д. Карвасарского. - СПб, 1998, с.. 12. Психотерапия. Под ред. БД. Карвасарского. - СПб, 2000, с.,.

Способ лечения наркомании, включающий устранение физической зависимости, коррекцию психической зависимости, поддерживающую терапию и реабилитацию, отличающийся тем, что после ликвидации интоксикации и абстинентного синдрома при наличии в структуре психической зависимости обессивно-компульсивного синдрома, осуществляют биллатеральную цингулотомию, при этом стереотаксическое вмешательство проводят на фоне эмоционально-стрессовой опосредованной психотерапии, а в послеоперационном периоде дважды в день осуществляют интенсивную рациональную и суггестивную психотерапию в течениедней.

Коррекция личности наркомана

Неспособность наркомана контролировать поступки, поведение, эмоции – первая принципиальная характеристика нарушений психической деятельности. Приём психотропных веществ часто вызывает у зависимого состояние, когда он наблюдает за своими действиями как бы со стороны. Люди ошибочно принимают этот эффект за расширение сознания, просветление – и употребляют наркотики всё чаще и больше. В таких случаях без помощи специалистов не обойтись. Необходима реабилитация: http://12steps.su/reabilitaciya.html.

Современные средства коррекции личности

Поскольку во время приёма наркотиков страдает не только тело, но и душа, стоит обратить особое внимание на восстановление личности. Детальнее о помощи наркоманам узнайте здесь: http://revansh-lvc.ru/centr-narkologicheskoy-pomoshi.html. Специалисты рекомендуют использовать полный спектр средств исправления последствий наркомании.

  1. Психология. Объёмный аспект, который включает множество подсистем. В этот блок входят тренинги, консультации, разного рода психотерапия. В процессе реабилитации наркоманы отрабатывают умения сотрудничать, проявлять лидерские качества. Для зависимых моделируют жизненные ситуации и дают возможность самостоятельно найти выход из них. Так отрабатываются навыки поведения в реальном мире, усваиваются нормы поведения в семье и обществе.
  2. Искусство. Перенаправление накопленной энергии в творческое русло помогает в полной мере проявить потенциал и свободно выразить чувства. А видов творчества можно найти тысячи: вокал, игра на музыкальных инструментах, танец, художественное искусство, риторика, гончарное дело, вышивка и рукоделие, написание поэтических или прозаических произведений и многое другое.
  3. Спорт. Физическая культура и правильное питание рекомендованы всем людям, а тем более бывшим наркоманам, так как это помогает восстановить утраченное здоровье. Если для выплёскивания энергии не хватает творчества, то нужно обратиться к спортивному образу жизни. Многие наркоманы спасали жизнь только благодаря спорту: плаванью, теннису, футболу и прочим командным играм, гимнастике и др.
  4. Самообразование. Бросая пагубную привычку, нужно отыскать достойную замену ей. А что может быть лучше, чем узнавать что-то новое, читать классическую или современную литературу, овладевать новыми навыками и техникой.
  5. Работа. Главное для бывших наркоманов – не оставаться наедине со своими мыслями. Работа в полной мере позволяет забыться, погрузиться в процесс и отвлечься от назойливых мыслей. К тому же чувствовать себя частью коллектива – важно для любого человека.

Также благотворно сказываются на состоянии больных путешествия, длительные прогулки, времяпрепровождение в кругу близких. Хорошо, если у наркомана найдутся совместные увлечения с друзьями и родственниками: рыбалка, настольные игры и прочие.

КОРРЕКЦИЯ КОМПЬЮТЕРНОЙ ЗАВИСИМОСТИ

«У каждого времени свои неврозы - и каждому времени требуется своя психотерапия».



Количество работ, посвященных проблеме компьютерной зависимости, растет с каждым днем, но лишь в некоторых из них предлагаются соответствующие средства коррекции или лечения этого состояния. Это когнитивно-бихевиоральная терапия, 12-шаговая программа и экспрессивная арт-тера­пия. Доктор Kimberly Young представляет книгу для пользователей компьютеров, в которой описаны варианты самопомощи. Эта книга называется «Caught in Net» («Поте­рянные в сети») [20].

Ряд ученых считают, что компьютерная зависимость отли­чается от курения, наркотиков и увлеченности азартными играми тем, что в какой-то момент времени может наступить пресыщение компьютером. Дальше человек либо занимается этим профессионально, либо компьютер перестает иметь зна­чение в его жизни. Но этот вопрос остается открытым, потому что неизвестно, когда у аддикта наступит момент насыщения. Не будет ли очень поздно продолжать учиться или догонять уже упущенное. Не потеряет ли он социального статуса, находясь в эйфории компьютерных игр, а именно отчисление со школы или высшего учебного заведения, увольнение с работы, потеря звания или положения. Нет никаких гарантий, что за период «чрезмерной заинтересованности» компьютером психика ре­бенка не будет повреждена .

Поэтому в настоящее время очень важным является опреде­ление, как критериев диагностики компьютерной зависимости, так и средств коррекции этого вида аддикции.

Все аддиктивные расстройства имеют общие психологичес­кие механизмы, поэтому коррекция Интернет-аддикции не может ограничиваться лишь элиминацией данного средства аддиктивной реализации. В случае компьютерной зависимости большинство специалистов рекомендуют индивидуальную и/или групповую психотерапию, с акцентом на работе с образа­ми, эмоциями, потому что аддикты, как правило, имеют значительные затруднения в эмоциональном плане. Учитывая определенные трудности в осуществлении межличностных вза­имоотношений и социальной адаптации у лиц с компьютерной зависимостью, в лечении лучше всего использовать именно групповые виды терапии.

Задачи групповой терапии:


  • повышение самооценки и самосознания;
  • усиление контроля над импульсами;
  • увеличение стабильности межличностных отношений;
  • социальная адаптация.

Перспективно также применение семейной психотерапии, так как очень часто в основе компьютерной аддикции лежит се­мейная дисфункция и неадекватный стиль воспитания и взаимоотношений с ребенком. Кроме того, ученые предлагают обращаться к службе анонимной помощи или к виртуальной психологической службе врунете [66, 105, 108].

В настоящее время многие исследователи считают очень перспективным применение когнитивно-бихевиоральной те­рапии с целью коррекции компьютерозависимого поведения.
Alex S. Hall и Jeffrey Parsons (2001) рекомендуют использо­вать когнитивную терапию по двум причинам: это классически и доступно, не нуждается в дополнительных тренингах [72].

Когнитивно-бихевиоральная терапия, или моделирование поведения, будучи синтезом поведенческих методов с теорией информационных действий, является поучительной практи­кой, направленной на формирование у пациентов новых паттернов поведенческих реакций [238].

Но в некоторых случаях необходима госпитализация в ста­ционар для купирования абстинентного синдрома. Акцент в лечении делают на психокоррекционные методы [239, 240]. При необходимости к психотерапевтическим методам воз­действия необходимо присоединить психофармакотерапию препаратами, которые снимают психоэмоциональное напря­жение: антидепрессанты (селективные ингибиторы обратного захватасеротонина), анксиолитики и/или седативные препара­ты.

Maressa Hecht Orzack, Andrew C. Voluse, John Hennen (2000) свидетельствуют, что доступность, вседозволенность и аноним­ность при использовании Интернета приводят к развитию еще одного вида компьютерной зависимости — сексуальной ком­пьютерной аддикции [ 128). Было установлено, что применение комбинации таких методов терапии, как «готовность изменить­ся» (Readiness to change), когнитивно-бихевиоральная терапия (Cognitive-Behavioral Therapy) и «повышение мотиваций» (Motivational Enhancment Therapy) для лечения группы мужчин с проблематичным сексуальным поведением в сети имеет пози­тивный эффект. Такая терапия способствует редукции сексуального аддиктивного поведения в Интернете, уменьше­нию депрессии и увеличению качества жизни этих пациентов. Также такое лечение особенно эффективно для больных с тре­вожными и биполярными расстройствами.

Виртуальная реальность — это нематериальность влияния, условность параметров и эфемерность, это не есть жизнь, а лишь вторичная часть жизни, параллельный, но не основной процесс. Нет смысла игнорировать компьютерные возможнос­ти, необходимо их использовать по мере необходимости, а развлечения в виде компьютерных игр необходимо комбиниро­вать с активными действиями в реальном мире.



Лечение нехимических и химических аддикции имеют об­щие этапы: оценка, диагностика, план лечения, вмешательства, оценка эффективности выбранного метода лечения.

В ходе нашей работы тактика мероприятий уточнялась в за­висимости от особенностей личности и вида компьютерной зависимости (симптоматическая или первичная компьютерная зависимость). Применялись медикаментозные и не медика­ментозные средства на основе существующих стандартов лечения. Все аддиктивные расстройства имеют общие психоло­гические механизмы, поэтому элиминации данного средства аддикции недостаточно. Коррекция аддиктивного поведения с патологическим использованием компьютера нуждается в дли­тельном лечении психотерапевтом лично или в группе. Главное место принадлежит психотерапевтическим средствам коррек­ции разной направленности.

Так, с учетом полученных клинико-психологических харак­теристик лиц молодого возраста была разработана следующая система поэтапной коррекции компьютерозависимого поведе­ния, которая представлена в таблице 8.1.

II — информа­цией но-обучаю-

Ш — этап модификации поведенческих стратегий



Подготовка паци­ента к реальным действиям для изменения свое­го поведения и преодоления фрустрации с направлением на успех, моди­фикация плана действий

Индивидуальная, аутогенная тре­нировка, когни- тивно-бихевио- ральная

IV — этап коррекции семейных и социальный отношений

П редотвращен ие возникновения рецидива, поддержка последующих попыток пациента изме­ниться

Когнитивно-бихе- виоральная, групповая пси­хотерапия



V — этап преодоления последствий компьютерной зависимости

Составление пла­на поэтапной реабилитации в социальной сфере

Цель терапии: повышение самооценки и уровня самосозна­ния, усиление контроля над импульсами, увеличение стабильности межличностных отношений, социальная адапта­ция.

Задачи терапии: 1. Выявление существующих проблем и проблематичный ситуаций;

  1. Определение навязчивый мыслей и ощущений, которые приводят к компьютерозависимому поведению.

Принцип терапии: не лишать пользователя доступа к ком­пьютеру, а нормализовать его компьютерную деятельность, работу с компьютерными технологиями. Каждый этап имеет свою цель и особые методические подходы.



Главной целью первого диагностического этапа (который в среднем продолжается 2 недели) является преодоление внут­реннего сопротивления пациента, разработка медикамен­тозной и психотерапевтической тактики лечения. Пациент еще не готов к изменениям, может не понимать, что проблема су­ществует. Врач должен найти мотивацию двигаться вперед, обсудить сначала позитивные черты использования компьюте­ра, потом негативные последствия чрезмерного использования компьютера. Больной может провести связь между компьютер­ной деятельностью и негативными последствиями (проблемы в школе, на работе, жалобы родителей). Не нужно сразу учить и давать советы, это может вызвать возмущение пациента. Нужно определить существенные условия, представление пациента, правила и принципы жизни, оценку данной ситуации. Необхо­димо информировать пациента о патологическом использо­вании компьютера, причинах возникновения компьютерной зависимости, о характерных признаках, стадиях развития, средствах коррекции и профилактики возникновения этого со­стояния. Наиболее продуктивно информировать пациента о негативных последствиях работы с компьютером можно лишь тогда, когда пациент готов к изменениям.

На втором этапе — информационно-обучающем — пациент уже готов к изменениям, но это решение не имеет стойкой ба­зы. Цель этого этапа — осознание проблемы. Нужно показать барьеры на пути изменений, а также позитивные моменты из­менения поведения. Пациент чаще ощущает подавленость в начале этого этапа. На индивидуальных обучающих занятиях врач поддерживает пациента, показывает успех других больных с такой проблемой. При решении определенной выше задачи моделировалась эмоционально насыщенная проблемная ситу­ация, которая приводила к формированию новой субъективной модели проблемы. Обсуждалось соответствие личного случая общим критериям патологического использования компьюте­ров. Длительность этапа — 2 недели.

Третий этап — модификация поведенческих стратегий. Цель — подготовка пациента к реальным действиям для изме­нения своего поведения и преодоления фрустрации с направлением на успех, модификация плана действий. Паци­ент готов к определению направления и этапов изменения поведения. Он должен научиться контролировать время работы

за компьютером (посредством разных средств — часов, таймера на компьютере, перерывов на прогулки, выполнение домаш­них заданий, встреч с друзьями и т. п.). Тактика терапии связана с особенностями пациента. Работа с больным направлена на осознание того обстоятельства, что несмотря на решение изме­нить свое поведение, он не может контролировать внутренние и внешние обстоятельства, которые могут способствовать сры­ву. Нужно выяснить расписание пациента, нужен ли ему компьютер для работы, как часто он обращается к компьютеру, какой вид активности ему еще нравится и другое. После того, как стратегии лечения выделены, план действий сложен, про­водится воплощение пациентом плана в жизнь (осознанное поведение).

Врач должен поддерживать все позитивные изменения и контролировать действия пациента. В начале пациент может фиксировать явные признаки надвигающегося срыва, усиле­ния фантазий о компьютере, росте эмоционального напряжения. Может произойти так, что пациент начнет возвра­щаться к начальным стадиям работы. В этом случае ему нужно объяснить, что это нормальный процесс и необходимо немало усилий чтобы двигаться вперед, но это реально. Цель — помочь преодолеть фрустрацию и выработать стратегию поведения, на­правленную на успех, помочь модифицировать план действий, и продолжать поддерживать попытки пациента измениться.



Эта стадия может продолжаться очень долго, потому что аддик- тивное поведение необходимо преодолеть. Врач активно содействует усилиям пациента, направленным на пробуждение конструктивных мотивов его личности. Длительность этапа — около 4 недель.

Этап коррекции семейных и социальных отношений. Этот этап начинается, когда пациент уже может контролировать свое по­ведение. Цель — предотвратить возникновение рецидива. Можно предложить больному вести запись в журнале, где отме­чать время, ощущение и события, которые провоцируют возвращение к компьютеру, то есть рецидив. Тогда вместе с па­циентом будет легче разобраться, что именно приводит к провокации компьютерозависимого поведения. Очень важную роль играет социальная поддержка (родители, учителя, друзья).

На данном этапе главное значение приобретает обучающая и поддерживающая работа с членами семьи. Со стороны врача необходимо довести правдивую информацию о компьютерной зависимости, пытаться решить существующие семейные кон­фликты и разработать адекватные стратегии нивилирования ситуаций, провоцирующих компьютерозависимое поведение пациента. Укоры членов семьи могут уменьшать самооценку пациента и контроль над эмоциями, содействовать напряже­нию в аффективной сфере и приводить к поиску эмоциональной разрядки. Длительность этапа — около 2-3 не­дель.

Этап преодоления последствий компьютерной зависимости. Этот этап наступает тогда, когда проблема компьютерной зави­симости уже не существует. Уже не нужно контролировать время за компьютером посредством часов, врача или членов семьи. На данном этапе врач вместе с пациентом составляют план поэтапной реабилитации в профессиональной сфере, от­ношениях с родственниками и друзьями. Определяются возможные жизненные препятствия и способы их решения (длительность — 2-4 недели).

Заканчивая характеристику этапов коррекции компьютер­ной зависимости у лиц молодого возраста, следует отметить, что эта схема динамична, а продолжительность этапов индиви­дуальна.

Поэтапная система коррекции компьютерозависимого по­ведения, которая проводилась с помощью указанных методик, улучшала адаптацию компьютерных аддиктов, создавала пред­посылки для более сознательного использования



компьютерных технологий. При проведении психокоррекци­онной работы значительное внимание уделялось ликвидации и дезактуализации психотравмирующих факторов и ситуаций.

Медикаментозная терапия проводилась по необходимости препаратами, которые снимают психоэмоциональное напря­жение: антидепрессантами, седативными препаратами,

анксиолитиками, атипичными антипсихотиками. Терапевти­ческая тактика при симптоматической компьютерной зависимости определялась доминирующим психопатологичес­ким синдромом.

Как показали данные катамнестичного исследования, пред­ставленный выше поэтапный психообучающий и когнитивно-поведенческий подход, который учитывает стадии развития компьютерной зависимости, представляет собой эф­фективное методическое средство для коррекции компьютерозависимого поведения.

Оценка результатов проведенной поэтапной системы кор­рекции показала, что из 30 пациентов, на которых были получены катамнестические данные, у 22 больных (73%) отме­чались стойкие изменения: увлечение перестало носить сверхценный характер, появилась производительность ком­пьютерной деятельности, значительно уменьшилось время

проведения за ПК (до 4-6 часов в неделю), исчезли навязчивые мысли о компьютерах, склонность к фантазированию, улучши­лись социальная и семейная адаптация, вернулись к школе, к обучению, отмечалась тенденция к коммуникации, начали об­щаться со сверстниками, улучшился сон, нормализовались режимы сон-бодрствование и отдых-нагрузка. В 16% (5 па­циентов) случаев сохранялось стремление к работе на ПК, в связи с чем пациенты периодически продолжали обращаться за психотерапевтической помощью. У 3 пациентов с компьютер­ной зависимостью коморбидной с употреблением амфетаминов, с острым полиморфным психотическим рас­стройством, с тяжелым депрессивным эпизодом с психотическими симптомами, терапия была неэффективной.

Таким образом, компьютерная зависимость представляет собой новую проблему для человечества. Это расстройство нуждается в эффективных способах профилактики и коррек­ции не только силами родственников, психологов, психиатров и других специалистов. Весьма перспективным является созда­ние организации взаимопомощи пациентов «Анонимные компьютерные аддикты» (по аналогии с организацией «Анонимные алкоголики»).

В XXI веке существенно возрастает роль информационной среды, а следовательно, и видов профессиональной и учебной деятельности, связанных с использованием больших объемов информации, которые уже сейчас растут экспоненциально. Та­кой вид деятельности невозможен без использования компьютерной техники. В настоящее время ее распростране­ние столь масштабно, что уже сейчас правомерна постановка вопроса об индивидуально-психологических и социальных по­следствиях глобальной компьютеризации и информатизации.

Использование современных компьютерных технологий практически во всех сферах деятельности человека — уже свер­шившийся факт. Всего за несколько десятилетий сформировалась компьютерная субкультура, со своей вирту­альной средой обитания, слэнгом и стилем жизни. Во многом она напоминает реальный социум. Здесь можно найти работу и, не отходя от компьютера, успешно продвигаться по службе, по­лучать дистанционное образование, пользоваться услугами телемедицины, посещать лучшие библиотеки и музеи мира, публиковать свои произведения, вести дискуссии и переписку со всем миром, узнавать все новости on-line, совершать покуп­ки в Интернет-магазинах и совершать банковские операции, пользоваться услугами брачных и туристических агентств, за­ниматься киберсексом, играть в игры и совершать преступления (хаккеры), получать рекомендации по соверше­нию суицидов, по изготовлению взрывных устройств и наркотиков и еще гегабайты другой информации.

Доказано, что от 5% до 14% пользователей Интернет страда­ют компьютерной зависимостью. Причем, количество зависимых растет прямо пропорционально увеличению досту­па и скорости Интернета. Кроме того, у специалистов в области компьютерных технологий этот вид зависимости развивается чаще, чем у лиц гуманитарных профессий или без высшего об­разования.

В результате проведенных нами исследований выявле­но, что компьютерная зависимость, подобно другим видам аддикций, бывает первичной и симптоматической. Причем симптоматическая компьютерная аддикция встречается значи­тельно чаще, чем первичная. В 55% случаев симптоматическая компьютерная зависимость коморбидна с социализированны­ми и несоциализированными расстройствами поведения, истоки формирования которых закладываются в родительской семье.

Нами описана динамика формирования компьютерной за­висимости и специфические для каждого этапа ее развития психологические и клинические особенности. Данные литера­туры и наш опыт лечения пациентов с компьютерной зависимостью позволяют утверждать, что залог успеха — это выявление среди пользователей ПК лиц, составляющих группу риска, и квалифицированная профилактическая и коррек­ционная работа с ними на начальном (доклиническом) этапе формирования аддикций.

Знания о компьютерной зависимости необходимы всем пользователям компьютерами, особенно тем, кто переживает стадию увлечения ими. Поэтому в предложенных нами техно­логиях первичной профилактики компьютерной зависимости акцент сделан прежде всего на образовательных и информаци­онных программах. Люди должны знать о

психолого-психиатрических последствиях общения с компью­терами и о возможностях их минимизации.

Правило ВОЗ гласит: «Если мы вас лечим, мы помогаем вам сейчас. Если мы вас учим — мы помогаем вам всю жизнь».

Надеемся, что прочтение этой книги поможет нашим чита­телям и их детям безболезненно адаптироваться к жизни в современном обществе, основанном на знаниях.

КРАТКИЙ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ

Абстинентный синдром (withdrawalsyndrome) *** — группа сим­птомов различного сочетания и степени тяжести, встречающихся при прекращении или уменьшении по­требления психоактивного вещества, которое принималось неоднократно, обычно в течение длитель­ного времени и/или в больших дозах. Синдром может сопровождаться признаками физиологических рас­стройств.

Начало и ход абстинентного синдрома ограничено во времени и связано с типом вещества и дозой, принятой непосредственно перед прекращением или уменьшением потребления.

Аддиктивное поведение (от англ. addiction — склонность, пагуб­ная привычка) характеризуется стремлением ухода от реальности путем искусственного изменения своего пси­хического состояния химическим или нехимическим путем. Это стремление становится доминирующим в со­знании человека, его поведение подчинено поиску средств, позволяющих уйти от реальности. В результате человек существует в виртуальном, сюрреалистичном ми­ре.

Аддикция (addiction) *** — повторяющееся потребление психо­активного вещества или веществ до такой степени, что потребитель периодически или хронически испытывает состояние интоксикации, непреодолимое влечение при­нимать избранное вещество и значительные трудности в добровольном прекращении или изменении потребления и проявляет намерение получать психоактивные вещес­тва почти любыми путями. Как правило, толерантность довольно высока и при прекращении потребления на­блюдается абстинентный синдром. Термин аддикция также используется в смысле того, что такое вещество оказывает определенный эффект как на общество, так и на личность.

Виртуал** — 1) обобщенное название для виртуальных собы­тий, виртуальной реальности, совокупности виртуаль­ных реальностей, фрагмента виртуальной реальности в противопоставлении соби; 2) видовое название для грату- ала и ингратуала в противопоставлении консуеталу. Виртуал, в отличие от других психических производных, типа воображения, характеризуется тем, что человек вос­принимает и переживает его не как порождение своего собственного ума, а как реальность.

Виртуальный образ** — психический образ, отражающий про­цессы, происходящие внутри психики, и управляющий ими; человек, имеющий виртуальный образ, считает, что репрезентант этого образа объективно существует.

Виртуальная реальность (ВР)** — реальность, независимо от ее природы (физическая, геологическая, психологическая, социальная, техническая и проч.) обладающая следую­щим рядом свойств: порожденность (ВР продуцируется активностью какой-либо другой реальности, внешней по отношению к ней; психологические ВР порождаются психикой человека), актуальность (ВР существует акту­ально, только «здесь и теперь», только пока активна порождающая реальность), автономность (в ВР свое вре­мя, свое пространство и свои законы существования), интерактивность (ВР может взаимодействовать со всеми другими реальностями, втом числе и с порождающей, как онтологически независимая от них).

Генерализованное патологическое использование Интернета (ГПИИ) — активация всех типов компьютерных аддик- ций (чаты, поиск информации и другое).

Гратуал**— ощущение пребывания в виртуальной реальности более высокого уровня, чем константная реальность.

Девиантное поведение — поведение, противоречащее культу­ральным, религиозным, правовым нравственным и этическим нормам общества и проявляющееся в виде не­сбалансированности психических процессов, неадаптивности и нарушения процессов самоактуализа­ции.

Зависимость*** — необходимость в повторяющихся дозах наркотика, для того, чтобы чувствовать себя лучше или не чувствовать хуже.

Злоупотребление*** — «неадекватное потребление, характери­зуемое . продолжением потребления, несмотря на осознание того, что это потребление обусловливает или обостряет постоянные или временные социальные, про­изводственные, психологические или физические проблемы или же периодическим потреблением в ситуа­циях, когда это физически опасно».

Измененность статуса воли**— измененность в виртуале роли воли в деятельности человека. В гратуале деятельность со­вершается без волевых усилий со стороны человека, как бы самопроизвольно, кажется текущей сама собой, дея­тельность становится самодействующей силой. В ингратуале, напротив, осуществление деятельности воз­можно только с помощью напряжения волевых усилий, деятельность «не идет», тело человека «не слушается» его и т. п.

Измененность статуса личности **— измененность в виртуале самооценки. В гратуале при сверхэффективной и чрезвы­чайно легко текущей деятельности у человека появляется чувство своего могущества: возможность преодолеть все препятствия, свернуть горы, ощущение окрыленности. В ингратуале же при очень трудно текущей деятельности у человека появляется чувство своего бессилия, ощущение подавленности.

Измененность статуса сознания **— измененность в виртуале характера функционирования сознания. В гратуале сфера деятельности человека расширяется — человек легко схватывает и перерабатывает весь необходимый объем информации. В ингратуале сфера деятельности уменьша­ется — информация схватывается и перерабатывается с трудом. Находясь в гратуале, говорят о сознании сузив­шемся; мышление становится при этом вязким, внимание — рассеянным.

Измененность статуса телесности **— измененность в вирту- але статуса телесности: меняется ощущение собствен­ного тела и ощущение внешнего пространства. В гратуале тело человека становится легким и приятным, а про­странство, в котором человек действует, расширяется и переживается как привлекательное, аттрактивное. В ин- гратуале тело становится чужим, неподвластным, человек замыкается на каком-то отдельном фрагменте собствен­ного тела, а пространство, в котором он действует, становится вязким, тяжелым и переживается как не­привлекательное.

Ингратуал**— ощущение пребывания в виртуальной реальнос­ти более низкого уровня, чем константная реальность.

Интернет-зависимость — это навязчивое или компульсивное желание войти в Интернет, находясь off-line, и невозмож-

ность выйти из Интернета, находясь on-line. Синонимы — «интернет-аддикция», «виртуальная аддик­ция», «нетаголизм», «киберадцикция».

Ковиртуальность** — пребывание в единой виртуальной ре­альности при взаимодействии людей друг с другом.

Константная реальность (КР)[1]— понятие, вводимое в сопоставле­нии с виртуальной реальностью. КР — привычная реальность, в которой происходит обычный, привычный ряд событий, пе­реживаемый человеком привычным образом.

Объективированность виртуала** — способ выражения своих виртуальных переживаний. О чем бы человек ни гово­рил — об изменениях в протекании деятельности, о наплыве чувств, о затемнении сознания и т.п. — он гово­рит о себе не как об активном начале, от которого исходят эти события, эти мысли, эти действия, а как об объекте, которого охватывают мысли, переживания, действия. Рассказ идет о том, что происходит с человеком, о том, че­му он оказывается подвластным.

Принцип матрешки** — возможность свертывания и разверты­вания виртуальных и константных реальностей друг в друга.

Принцип меланжевой нити** — постепенность замены одной соби другой собью в генезисе виртуального человека.

Психическое расстройство* — болезненное состояние с психо­патологическими или поведенческими проявлениями, связанное с нарушением функционирования организма в результате воздействия биологических, социальных, пси­хологических, генетических или химических факторов. Оно определяется степенью отклонения от взятого за основу понятия психического здоровья.

Синдром *отаку»* — описан в Японии. Синдром, при котором подростки и юноши проводят свою жизнь, погрузившись в виртуальную реальность, видеоигры и музыку стереофо­нических наушников, игнорируя при этом социальные взаимоотношения, необходимость ухода за собой, образо­вание и достижение полного развития личности.

Специфическое патологическое использование Интернета (СПИН) — это активация псевдосуществующих аддик- ций — гэмблинг или порнографические сайты. (Davis (1999).

Собь** — виртуальная реальность, посредством которой чело­век на разных этапах онтогенеза самоидентифицируется.

Субкультура* — субгруппа в пределах культуры, которая обла­дает отличающимися поведенческими, материальными

и/или идеологическими атрибутами, но не может сущес­твовать независимо от всего общества (например, этнические меньшинства, или кланы, профессиональные гильдии, религиозные секты).

Толерантность*** — снижение реакции на дозу «наркотика» (другого химического или нехимического вещества), встречающееся при длительном употреблении.

Феномен выполненности[2] — явление уверенности в выполнен­ности на самом деле не совершенной процедуры.

Феномен невыполненности** — явление уверенности в невы­полненное™ на самом деле совершенной процедуры.

Феномен неразличения** — явление уверенности в выполнении одной процедуры при совершении другой процедуры.

Эффект бинокля** — эффект восприятия фрагмента реальнос­ти как полноценной реальности.

Эффект гравитации ** — ощущение тяжести и неприятности нахождения в константной реальности после нахождения в гратуале.

[2] — Носов Н. А. Виртуальная псхология. - М.: Аграф, 2000.с.