Эпилептоидный характер

Я — эпилептоид!

Современными психологами эпилептоидный тип личности считается одним из распространенных. Он относится к так называемым акцентуациям, то есть определенным, часто встречающимся типам человеческого характера, личности.

Оглавление:

Особенности личности

Акцентуация - это еще и набор определенных качеств человеческой психики, которые, находясь сами по себе в пределах нормального состояния, могут стать причиной неустойчивости к определенным нагрузкам. Для того, чтобы избежать срыва, нужно знать, что такое эпилептоидный тип личности, его особенности, плюсы и минусы, и каким образом может быть проведена коррекция поведения.

Отличительные характеристики

Первое, что обязательно нужно прояснить - эпилептоидные люди полностью здоровые, как и шизоиды, истероиды и другие представители акцентуальных характеров, известных современной науке. Более того, такая особенность личности является весьма распространенной. Такие исследователи, как Карл Леонгард, который и создал данное понятие, утверждали, что примерно половина людей являются акцентуированными, и только лишь 1 оставшаяся половина - это те самые, стандартные люди. Таким образом, называть эпилептоидных людей психически нездоровыми - неправильно. У них лишь есть определенные особенности характера.

Следует еще разобраться в том, какая связь лежит между эпилептоидным типом личности и собственно самой болезнью эпилепсией. Последняя представляет собой особого рода проблему, заключающуюся в припадках, которыми страдают люди. Происходят эти припадки из-за особенностей электрической активности нейтронов, находящихся в человеческом мозге. Человек получает разряд электрического тока. Чаще всего проявляется это в виде судорог всего тела, но есть и иные варианты, например, внезапное оцепенение, сопровождающееся кратковременной потерей памяти. По последним данным, в мире около 50 млн человек болеет эпилепсией. К счастью, чаще всего ее можно вылечить при помощи лекарственных средств, если вовремя обратиться к врачу.

Связь же между эпилепсией и эпилептоидным состоянием личности состоит в том, что при эпилепсии у человека начинает меняться психоэмоциональное состояние. Он уже с трудом воспринимает любые перемены в привычной практике жизни, тщательно соблюдает любой распорядок, любой рецепт или схему действий, еще возникает определенная склонность к плохо контролируемой ярости. Больной начинает часто делать поучительные замечания другим людям. При этом он чрезмерно привязчив, но одновременно и эгоцентричен.

Наблюдаемые проявления

Те же самые свойства проявляются и у эпилептоидных личностей. Естественно, что развиты они все не в такой степени, как у эпилептиков. Но их объединяет схожее поведение. При этом совершенно не обязательно, что у этого человека когда-либо в прошлом или же в настоящем есть эпилепсия.

Нужно понимать, что акцентуация - это совокупность черт, избавиться от которых полностью невозможно. Да и не всегда нужно, потому что многие из них могут быть вполне полезны в обыденной жизни. Необходимо лишь корректировать поведение для того, чтобы человеку с такой особенностью его психики было проще контактировать с другими людьми, полноценно жить в обществе.

У таких личностей еще бывают приступы. Но только у них это не припадки, судороги, а вспышки гнева. Они очень сильные, это ярость, которую человеку сложно контролировать. При этом внешне такие вспышки ярости заметны не всегда, иногда человеку удается их самостоятельно подавить. Точно предсказать, какова будет реакция в том или ином случае сложно, здесь играют роль слишком много факторов индивидуального и ситуативного характера. В приступе ярости такой человек вполне может разбить стекло голой рукой. А потом, когда об этом спросят, спокойно сказать, что он сильно разозлился. Нужно сказать, что злиться эти люди умеют так, как никто другой.

Сопутствующие симптомы

Постоянными спутниками такого человека в его жизни являются злость, обида и другие негативные чувства. Они преследуют его даже в обычных жизненных ситуациях, например, во время поездки в метро или за рулем автомобиля. Так как эпилептоидные личности адекватны не менее, чем все остальные, они стараются подавлять эти негативные эмоции, не давая им выплеснуться наружу. К сожалению, это чревато инфарктами и инсультами, так как подобные эмоциональные состояния негативно сказываются на сердечно-сосудистой системе человека.

Эпилептоидные личности находятся в постоянном циклическом кругу, кочуя от вспышек сильных эмоций к их сдерживанию. Подобный процесс является достаточно изматывающим, ведь им приходится постоянно держать себя под контролем, не давая ярости и другим негативным чувствам выплеснуться.

Можно уменьшить до некоторой степени агрессивность за счет постоянной работы над собой, при помощи аутотренингов, сеансов у психотерапевта и других средств. Ученые считают, что может помочь частичный или полный переход к вегетарианскому питанию. Еще советуют заниматься йогой и другими подобными расслабляющими занятиями, оказывающими благотворное воздействие на психику человека.

Так же как и тем, у кого есть эпилепсия, людьми с эпилептоидным типом личности овладевает привязчивость. Она проявляется, в том числе и в их повседневной, рабочей деятельности. Если ими завладела одна единственная идея, то отступить от нее такому человеку крайне сложно. По этой же причине люди с таким типом психики с трудом воспринимают негативную критику своих действий. Увидеть альтернативное решение задачи им достаточно не просто.

Но есть и у этого свойства и положительные стороны.

Так, именно оно помогает многим эпилептоидным людям добиться значительного роста в карьерной сфере, каких-то иных успехов в деловой жизни.

Поставив себе однажды цель, они будут добиваться ее как угодно, долго, не отступая.

Важно, чтобы эпилептоидный человек умел правильно поставить перед собой цели и задачи. В таком случае он сможет добиться достаточно серьезных успехов в практически любом виде деятельности. Но если цель будет неверной, недостижимой ни при каких условиях, то он лишь напрасно потратит огромное количество своего времени.

Психологи отмечают, что такие люди весьма внимательно относятся к личностным обязательствам. Обычно они очень преданные друзья, надежные коллеги. Сделанное кем-то добро такие люди никогда не забывают, стараясь также ответить добром. Но если же они сами кому-то помогли, а за этим не последовало никакой реакции, благодарности, ответной помощи, то эпилептоидный человек будет расстроен.

Одним из главных же признаков такого типа личности является склонность к упорядочиванию всего к определенной схеме. Даже неосознанно они всегда стремятся наводить порядок там, где находятся. В доме у них всегда все на определенных местах. В жилье такого человека допускаются только избранные. Раздражение могут вызывать даже неправильные формы предметов. Если же где-то, например, в чужом доме, такой человек встречает беспорядок, он почувствует гнев и раздражение. Избежать их получится, только если специально работать над своей психикой, и лучше всего - вместе с опытным специалистом.

Всех остальных же они воспринимают как части схемы, которые должны действовать определенным образом. Поэтому они стремятся командовать другими. Нередко люди с таким складом характера находят свое призвание в армии. Проблема состоит в том, у людей той акцентуации достаточно много твердости, но вот чего им не хватает, так это способности воспринимать все происходящее с ними спокойно, без лишних нервов и переживаний.

Именно на способность купировать свои приступы гнева и направлена психологическая работа с такими людьми. Их учат не воспринимать все слишком остро, сохранять внутреннее спокойствие даже в тяжелых кризисных ситуациях, а еще понимать, что мир не всегда является таким, каким нам хочется, и пытаясь его полностью контролировать, мы делаем только хуже. Результаты правильно проведенной терапии обычно являются положительными - люди с эпилептоидным типом личности учатся контролировать свои эмоции, меняют отношение к миру.

Как определить эпилептоида: эпилептоидный тип личности

Существует множество разнообразных типов личности (психологи выделяют 8 основных и 8 в n степени промежуточных). При усилении, «заострении» определенных черт личности грань между нормой и патологией может практически полностью исчезнуть. Так, человек, у которого эпилептоидный тип личности – полностью психически здоров, просто имеет свои особенности характера и поведения, а вот эпилептоидная психопатия – это уже психическое расстройство, требующее диагностики и коррекции. Отличить акцентуации характера от развивающейся психопатии достаточно сложно, особенно если сами больные категорически отказываются верить в наличие каких-либо проблем. Но при эпилептоидном расстройство личности медлить с диагностикой и лечением не стоит, так как у больного могут возникнуть не только проблемы в общении, но и приступы агрессии, во время которых он может стать опасным для окружающих.

Эпилепсия, эпилептоид и эпилептоидная психопатия

Эти 3 слова могут показаться похожими, образованы от одного корня, но имеют совсем разное значение.

Так, эпилепсия – заболевание, при котором из-за патологических очагов возбуждения в головном мозге у человека возникают судороги. Из-за недостатка кислорода могут возникнуть нарушения в работе головного мозга, а также определенный склад характера.

Эпилептоиды – здоровые люди, в характере которых преобладает мнительность, склонность к злопамятности, педантичность, дисфоричность и вспышки агрессивности. Но при этом они настойчивы, аккуратны, терпеливы и обладают массой других положительных черт. Акцентуация характера абсолютно не мешает этим людям социализироваться, общаться с окружающими или реализовывать себя. А знание психологического типа человека нужно ему чтобы лучше понять себя, а окружающим - выстроить с ним гармоничные отношения.

Эпилептоидная психопатия – это расстройство личности, при котором человек не может сдерживать свои эмоциональные переживания, проявляя агрессию по отношению к окружающим. Кроме этого их может отличать эгоцентризм, навязчивость, педантизм, раздражительность и постоянная дисфория.

Это состояние, также, как и акцентуация характера получили свое название от слова «эпилепсия», так как особенности характера эпилептоида похожи на те состояния, которые развиваются у больных эпилепсией.

Причины

Причины развития определенных черт характера до сих пор неизвестны, а вот развитие эпилептоидной психопатии, также как и других расстройств личности и поведения могут спровоцировать разные факторы. В большинстве случаев психопатологии формируются в детском возрасте, а эпилептоидную психопатию можно распознать еще у дошкольника. Реже такие нарушения возникают у взрослых или в пожилом возрасте.

  • Инфекционные заболевания, травмы головы, интоксикации – любые состояния, сопровождающиеся интоксикацией и поражением нервной системы могут быть опасны для головного мозга.
  • Наследственность – любые психические заболевания у близких родственников увеличивают риск развития психопатологий.
  • Социально-бытовые условий – неблагоприятные условия, в которых живет ребенок также могут спровоцировать развитии психопатии.

В старшем возраста психопатия может развиться из-за употребления спиртных напитков, наркотических веществ или травм головы.

Симптомы

Существуют черты характера, которые определяют эпилептоидов, а у мужчин и женщин с эпилептоидной психопатией эти же черты кажутся выраженными излишнее, так что их поведение кажется не нормальным, выбивающимся из общепринятых рамок.

  • Аффективные вспышки – один из самых характерных признаков. Приступы гнева возникают, как кажется окружающим, на ровном месте, но, на самом деле, эпилептоиды очень долго «копят» свои эмоции и «взрываются» в какой-то определенный момент. Так как большую часть времени такой человек находится в состоянии дисфории, угадать, когда и что спровоцирует очередную вспышку практически невозможно. В порыве гнева люди плохо контролируют свои эмоции, могут вести себя агрессивно и не всегда способны остановиться вовремя.
  • Дисфория – снижение настроения, тоска, злоба, повышенная чувствительность к мелким раздражениям. Большую часть времени эпилептоид находится именно в таком состоянии. Он как будто ищет (и находит) поводы, чтобы обидеться, рассердиться или расстроиться.
  • Вязкость мышления и поведения – эпилептоиду очень сложно быстро перестроиться в своем поведении или образе мыслей. Они любят порядок, склонны все «раскладывать по полочкам» и не могут быстро переключиться на другой предмет или действие.
  • Цикличность – смена настроения, периоды дисфории и агрессии постоянно сменяют друг друга. При патологии возможен даже определенный «режим», например, с утра настроение нормальное, к обеду ухудшается, а вечером – происходит взрыв.
  • Обидчивость, мнительность – такие люди все принимают на свой счет и замечают любую мелочь, если она имеет к ним отношения. Еще одна сторона такой эгоцентричности – это почти полное отсутствие эмпатии и отсутствие желания обращать внимание на чувства окружающих.
  • Педантичность – склонность к порядку и желание все расставлять по своим местам может превратиться в педантичность.

Ребенок –эпилептоид

Заметить первые черты эпилетоида можно в возрасте 2 лет и старше. Ребенок отличается упрямством, не способностью сдерживать свои желание и ожидать чего-то. Он может часами плакать, пока не получит желаемого и успокоить его очень сложно.

В дошкольном возрасте такие дети с трудом справляются со вспышками агрессии, могут проявлять жестокость по отношению к животным, другим детям или взрослым и пытаться манипулировать сверстниками.

Школьники –эпилептоиды отличаются склонностью к педантизму, вязкости мышления, не способности быстро сменить стиль поведения.

В подростковом возрасте эпилептоида отличает злобность, раздражительность, смена настроения с тоски и апатии на агрессию. А также полное отсутствие жалости и эмпатии по отношению к окружающим.

Лечение

Эпилептоидный тип характера – это особенность личности и лечить это невозможно. Если человек сам захочет избавиться от каких-то проявлений характера помочь может психотерапия, специальные методики или самоанализ.

При эпилептоидной психопатии люди редко осознают свои проблемы и хотят что-то изменить в своей жизни. При выраженных вспышках агрессии и дисфоричности помочь могут седативные препараты, антидепрессанты, корректоры поведения и другие препараты. Но принимать их можно только после обследования у специалиста, так как похожие симптомы встречаются и при других заболеваниях – эпилепсии, шизофрении или диссоциативном расстройстве.

Эпилептоидный тип

Название «эпилептоидный» было дано на основании сходства с изменениями личности, которые наступают у некоторых больных эпилепсией.

Сходство эпилептоидной психопатии с изменениями личности у больных эпилепсией, видимо не случайно. При эпилептоидном типе психопатии нередко можно отметить пренатальяые, натальные и ранние постнатальные вредности, оставившие след в виде неврологической «микросимптоматики». Возможно, многие особенности эпилептоидного характера являются компенсаторными при медленно развивающемся или неглубоком поражении мозга. Однако подобная форма компенсации таких поражений встречается далеко не всегда и возможно сама по себе является эндогенно обусловленной. У больных эпилепсией в раннем детстве (до 3-4 лет) изменений характера не бывает, все ограничивается двигательным беспокойством, утомляемостью и т.п. Лишь с 5-6 лет могут появляться первые эпилептоидные черты.

Главными чертами эпилептоидного типа являются склонность к дисфориям и тесно связанная с ними аффективная взрывчатость, напряженное состояние инстинктивной сферы, иногда достигающее аномалии влечений, а также вязкость, тугоподвижность, тяжеловесность, инертность, откладывающие отпечаток на всей психике — от моторики и эмоциональности до мышления и личностных ценностей. Дисфории, длящиеся часами и днями, отличает злобно-тоскливая окраска настроения, накипающее раздражение, поиск объекта, на котором можно сорвать зло. Аффективные разряды эпилептоида лишь при первом впечатлении кажутся внезапными. Их можно сравнить с разрывом парового котла, который прежде долго и постепенно закипает. Повод для взрыва может быть случайным, сыграть роль последней капли. Аффекты не только очень сильны, но и продолжительны — эпилептоид долго не может остыть. Этим эпилептоидная эксплозивность отличается от легко возникающих и быстро истощающихся аффектов при органической психопатии, от капризной изменчивости аффектов лабильного типа и от аффективности гипертимов, которые сразу вспыхивают, но столь же легко остывают, когда препятствие устранено или обойдено, или просто внимание отвлечено чем-нибудь другим.

Картина эпилептоидной психопатии в части случаев выявляется еще в детстве. По данным Л. И. Спивака, именно в этих случаях с годами психопатия достигает тяжелой степени. С первых лет такие дети могут подолгу, многими часами плакать и их невозможно бывает ни утешить, ни отвлечь, ни приструнить. В детстве дисфории проявляются капризами, стремлением нарочито изводить окружающих, хмурой озлобленностью. Рано могут обнаружиться садистические склонности — такие дети любят мучать животных, исподтишка избивать и дразнить младших и слабых, издеваться над беспомощными и неспособными дать отпор. В детской компании они претендуют не просто на лидерство, а на роль властелина, устанавливающего свои правила игр и взаимоотношений, диктующего всем и все, но всегда в свою пользу. Можно видеть также недетскую бережливость одежды, игрушек, всего «своего». Любые попытки покуситься на их ребячью собственность вызывают крайне злобную реакцию.

В первые школьные годы выступает мелочная скрупулезность в ведении тетрадей, всего ученического хозяйства, но эта повышенная аккуратность превращается в самоцель и может полностью заслонить суть дела, саму учебу.

В подавляющем большинстве случаев картина эпилептоидной психопатии развертывается лишь в период полового созревания — от 12 до 19 лет. По нашим наблюдениям, в этот период дисфории обычно выступают на первый план. Подростки сами начинают отмечать их спонтанность («на меня находит»), а проявляться они могут не только злобно-раздражительной тоской, но и апатией,бездельем, бесцельным сидением с угрюмо-хмурым видом. Такие состояния постепенно развиваются и постепенно ослабевают.

Аффективные разряды могут быть следствием дисфории — подростки в этих состояниях нередко сами ищут повода для скандала. Но аффекты могут быть и плодом тех конфликтов, которые легко возникают у эпилептоидных подростков вследствие их властности, неуступчивости, жестокости и себялюбия. Повод для гнева может быть мал и ничтожен, но он всегда сопряжен, хотя бы с незначительным, ущемлением интересов. В аффекте выступает безудержная ярость — циничная брань, жестокие побои, безразличие к слабости и беспомощности противника и неспособность учесть его превосходящую силу. Эпилептоидный подросток в ярости способен наотмашь по лицу ударить престарелую бабку, столкнуть с лестницы показавшего ему язык малыша, броситься с кулаками на заведомо более сильного обидчика. В драке обнаруживается стремление бить противника по гениталиям. Вегетативный аккомпанемент аффекта также ярко выражен — в гневе лицо наливается кровью, выступает пот и т.д.

Инстинктивная жизнь в подростковом возрасте оказывается особенно напряженной. Сексуальное влечение пробуждается с силой. Однако свойственная эпилептоидам повышенная забота о своем здоровье, «страх заразы» до поры до времени сдерживает случайные связи, заставляет отдать предпочтение более или менее постоянным партнерам. Любовь у представителей этого типа почти всегда бывает окрашена мрачными тонами ревности. Измен как действительных, так и мнимых они никогда не прощают. Невинный флирт трактуется как тяжкое предательство.

Эпилептоидные подростки склонны к сексуальным эксцессам, а их половое влечение сопряжено с садистическими, а иногда и с мазохистическими стремлениями. В ситуациях, где нормальная половая активность неосуществима (например, в закрытом учреждении с однополым составом), подростки этого типа нередко вступают на путь перверзий. В гомосексуальных связях они обычно выступают в активных ролях и не довольствуются взаимным онанизмом, а побуждают партнера к педерастии или другим формам грубых извращений. Обогатившись перверзным опытом, некоторые из них в дальнейшем способны совмещать нормальные сношения с гомосексуальными. У некоторых эпилептоидных подростков на первый план выступают мазохистические желания — они причиняют себе боль нарочитыми ожогами, уколами, укусами. Ни половым возбуждением, ни тем более оргазмом болевые ощущения могут не сопровождаться, они доставляют особое наслаждение, которое трудно описать, но удержаться от которого такие подростки часто не в силах.

Напряженность и вместе с тем необычность влечений нередко проявляется в особой манере алкоголизации. После первых опьянений может возникнуть потребность пить «до отключения». В отличие от большинства современных подростков представители эпилептоидного типа предпочитают пить не вино, а водку и другие крепкие напитки. Обычная алкогольная эйфория редко бывает их уделом. Часто наблюдаются амнестические формы опьянения, во время них совершаются поступки, о которых не сохраняется воспоминаний. Иногда такие поступки осуществляются как бы автоматически, каким-то непонятным для самого подростка образом и потом удивляют их и смущают не менее, чем окружающих.

Один из подростков в подобном опьянении неясно зачем, влез на высотный кран, другой поднялся на чердак, разделся там донага и стал примерять развешенное для просушки женское белье. Алкоголь способен также выступать как провокатор дисфорических состояний с яростными аффективными разрядами — алкогольное возбуждение приобретает дикий характер со стремлением всех бить и все крушить.

Эпилептоидные подростки, видимо, гораздо менее склонны к употреблению неалкогольных наркотиков. Может быть, отчасти удерживает страх стать наркоманом, забота о своем здоровье, может быть наркотики и их суррогаты дают не тот сорт ощущений, которого они жаждут. В одном случае вдыхания паров пятновыводителя эпилептоидным подростком было много сходного с описанной манерой алкоголизации. В отличие от своих приятелей, ограничивавшихся достижением эйфории, этот подросток вдыхал пары пятновыводителя на протяжении многих часов по нескольку раз в день, стараясь довести себя до «отключения» от действительности, а на обращение к нему и на отвлекающий шум реагировал злобной агрессией.

Такие формы расстройств влечений как дромомания и пиромания встречаются относительно редко. Побеги из дома, как указывалось, у. подростков чаще бывают ситуативно обусловленными или побуждаемыми реакцией эмансипации. Истинная дромомания крайне редка и сопряжена с дисфорией. В этих случаях побег совершается без внешних поводов, в одиночку, при этом эпилептоидный подросток устремляется в дальние края, но часто по знакомому и стеретипно повторяющемуся маршруту. Во время дромоманического побега эпилептоидные подростки напряжены, бледны, аппетит утрачен, но обнаруживается удивительная выносливость. Алкоголизация «до отключения» может оборвать дромоманический дранг. Столь же сопряженными с дисфориями оказываются пироманические акты. Обычно они не являются в строгом смысле импульсивными, так как реализуются в процессе нарастающего желания, а не как «реакция короткого замыкания».

Серьезные трудности для анализа представляет склонность к суицидальному поведению. У взрослых психопатов возбудимого типа описаны истинные суицидные попытки, возникающие во время тяжелых дисфории. У эпилептоидных подростков истинные суицидные действия крайне редки. Нам приходилось сталкиваться только с демонстративным суицидным поведением, нередко носящим характер явного «суицидального шантажа». В отличие от сходных поступков истероидов, добивающихся внимания к своей особе, здесь суицидальные демонстрации всегда были спровоцированы наказаниями, которые подростками трактовались, как несправедливые, и всегда были окрашены чувством мести в отношении обидчика и призваны доставить ему серьезные неприятности. Например, в школе-интернате завуч за драку лишила 14-летнего эпилептоидного подростка возможности пойти со всем классом в театр. Тогда этот подросток на глазах других учителей пытался изобразить повешение у дверей ее кабинета. Другой подросток, будучи в детской инфекционной больнице, за шалости был наказан тем, что нагим уложен в постель. Тогда он заперся в туалете, изображал повешение, издавал хрипящие звуки, добился того, что в больнице была поднята тревога и дверь туалета взломана.

Реакция эмансипации у эпилептоидных подростков нередко протекает очень тяжело. Дело может доходить до полного разрыва с родными, в отношении которых выступает крайняя озлобленность и мстительность. Эпилептоидные подростки не только требуют свободы, самостоятельности, избавления от власти, но и «прав», своей доли имущества, жилища, материальных благ. При конфликтах с матерью и отцом они могут держаться за бабушек и дедушек, которые их балуют, о них заботятся, им потакают. В отличие от представителей других типов эпилептоидные подростки не склонны генерализовывать реакцию эмансипации с родителей на все старшее поколение, на существующие обычаи и порядки. Наоборот, перед начальством они бывают готовы на угодничество, если ждут поддержки или каких-либо выгод для себя.

Реакция группирования со сверстниками тесно сопряжена со стремлением к властвованию, поэтому охотно выискивается компания из младших, слабых, безвольных, неспособных дать отпор. В группе такие подростки хотят установить свои порядки, выгодные для них самих. Симпатиями они не пользуются и их власть держится на страхе перед ними. Они чувствуют себя нередко на высоте в условиях жесткого дисциплинарного режима, где умеют угодить начальству, добиться определенных преимуществ, завладеть формальными постами, дающими в их руки определенную власть, установить диктат над другими и использовать свое положение к собственной выгоде. Их боятся, но постепенно против них зреет бунт, в какой-то момент их «подводят» и они оказываются низринутыми со своего начальственного пьедестала.

Реакция увлечения обычно бывает выражена достаточно ярко. Почти все эпилептоиды отдают дань азартным играм. В них пробуждается почти инстинктивная тяга к обогащению. Коллекционирование их привлекает также прежде всего материальной ценностью собранного. В спорте заманчивым кажется то, что позволяет развить физическую силу. Подвижные коллективные игры даются им плохо. Совершенствование ручных навыков, особенно если это сулит определенные материальные блага (прикладное искусство, ювелирная работа и т.п.), также может оказаться в сфере увлечений. Многие из них любят музыку и пение. В отличие от истероидов охотно занимаются ими наедине, получая от своих упражнений какое-то особое чувственное удовольствие.

Интересно, что совокупность основных признаков эпилептоидной психопатии, как постоянно соседствующие друг с другом, была выделена с помощью компьютера при анализе нарушений поведения разнородной группы из полутора тысяч американских подростков. Этими признаками оказались «неповиновение с ненавистью», «гневливость», «драчливость с властолюбием», склонность к разрушительным действиям, поджоги и лживость. Среди семейных факторов с указанными признаками достоверно коррелировали наличие отчима или мачехи или отвергающая ребенка мать, а в воспитании сочетание «порки» и «подкупа».

Внешность эпилептоидных подростков — это приземистая сильная фигура, массивный торс при коротких конечностях, круглая, чуть вдавленная в плечи голова, большая нижняя челюсть, крупные гениталии у мальчиков — все это бывает свойственно многим, но конечно, не всем представителям этого типа. Медлительность, тяжеловесность моторики встречаются гораздо чаще.

Самооценка эпилептоидных подростков носит однобокий характер. Как правило, они отмечают склонность к мрачному расположению духа, свои соматические особенности — крепкий сон и трудность пробуждений, любовь сытно и вкусно поесть, силу и напряженность сексуального влечения, отсутствие застенчивости и даже свою склонность к ревности. Они подмечают свою осторожность к незнакомому, приверженность к правилам, аккуратности и порядку, нелюбовь пустых мечтаний и предпочтение жить реальной жизнью. В остальном, в особенности во взаимоотношениях с окружающими, они представляют себя значительно более конформными, чем это есть на самом деле.

Эпилептоидный тип характера, видимо, один из весьма трудных для социальной адаптации. Не случайно большинство наших наблюдений этого типа были расценены как психопатии.

В случае явных акцентуаций при внешне удовлетворительной социальной адаптации жизненный путь может быть переполнен конфликтами и поведенческими нарушениями. Есть особый вариант эпилептоидности у подростков, отличающихся «гиперсоциальностью» — работоспособностью, аккуратностью, педантизмом, которые «не являются психопатами». В. В. Ковалев именно эти качества характера считает компенсаторными. Однако, по нашему наблюдение, «гиперсоциальность» остается односторонней и может принять карикатурные формы. В таких случаях подростки оказываются способными на «двойную жизнь»: будучи подчеркнуто правильными в одной ситуации, они обнаруживают крайнее себялюбие, злобность, агрессивность, моральную и физическую жестокость — в другой.

Скрытая акцентуация по эпилептоидному типу обнаруживается либо в ситуации, способствующей выявлению черт этого типа (конфликты по поводу ущемления интересов, возможность проявления деспотической власти в отношении других), либо под влиянием алкогольного опьянения, которое, как указывалось, у эпилептоидных подростков протекает тяжело.

Одной из особенностей эпилептоидного типа является относительная частота, с какой он встречается в «чистом» виде, без сочетания с чертами других типов (в 26 из 38 наших наблюдений, т.е. в 77%). Из 12 случаев, расцененных как смешанные типы, в пяти была констатирована комбинация эпилептоидности и истероидности. В этом сочетании трудно бывает решить, какой компонент является ведущим, но, по-видимому, главным все же является эпилептоидное ядро.

В итоге эпилептоидный тип можно признать одним из самых трудных. Тяжелые и выраженные степени психопатии относительно часты, внешняя адаптация при акцентуациях сопряжена с тяжелыми конфликтами и даже при скрытой акцентуации возможны неожиданные тяжкие эксцессы.

Особенности эпилептоидного типа личности

Среди людей, практикующих импульсивное поведение с всплесками эмоций, особую группу составляют личности с акцентуацией по эпилептическому типу. С точки зрения психиатрии они совершенно здоровы. Но их специфическая манера взаимодействия с окружающим миром и способ ведения диалога с собой выдают глубоко дисгармоничную личность. Подобная акцентуация характера доставляет острый дискомфорт окружению эпилептоида и ему самому. Поскольку такое состояние не является клиническим заболеванием, лечение не требуется. Чтобы помочь ему нормально взаимодействовать с окружающим миром, необходимо отличать акцентуацию (дисгармоническое развитие личности) от психопатии (расстройства психики).

Эпилептоидный тип личности - вариант психологической акцентуации, когда у подростка или взрослого чрезмерно развиваются отдельные черты, создавая дисгармонический характер. Эпилептоиду свойственны следующие поведенческие особенности:

  • Педантизм, склонность к ритуалам и повторяющимся действиям. Эти люди очень ценят идеальный порядок, тщательно следят за безупречным соблюдением известных им правил и норм. Они ощущают острый дискомфорт от любой вещи, лежащей не на своем месте. Им досаждают действия, поступки, которые не соответствуют тем или иным нормам. Эпилептоиды ревностно следят за соблюдением правил и постоянно делают замечания каждому.
  • Некоторая вязкость и заторможенность внезапно сменяются вспышками неконтролируемого гнева. Эпилептоиды значительную часть времени проявляют исключительную сдержанность и спокойствие. Их движения размеренны, поведение несколько чопорно. В период таких состояний люди с эпилептоидным типом характера накапливают информацию об окружающем мире, а точнее об ошибках и несовершенствах, которые замечают даже в мелочах. Они склонны долгое время обдумывать один и тот же факт или переживать какую-либо эмоцию. Чаще всего объектом становится негативный факт, который тревожит, беспокоит и раздражает эпилептоида. Дискомфорт от неправильно расположенных вещей, неточно сказанных слов, слишком громкого смеха и других раздражающих факторов накапливается в них. В какой-то момент предел терпения заканчивается, происходит острый срыв, который сопровождается гневом, оскорблениями, повышением голоса, иногда рукоприкладством. Такое явление называется эксплозивностью.
  • Невероятное упорство, доходящее до занудства. Эпилептоиды - непревзойденные перфекционисты, они никогда не бросят дело, не доведя его до конца. Даже если для окружающих затея кажется безнадежной, они будут усердно продолжать двигаться к цели, строго следуя намеченному пути. Такие люди не склонны рассматривать альтернативные варианты, направление движения, не любят перемены.
  • Отказ от компромиссов и гибкости в общении. Такие люди нетерпимы к любому инакомыслию, считают себя правыми. С ними бесполезно спорить и пытаться что-то доказать - человек с эпилептоидным типом личности останется при своем мнении, а после общения сделает вывод о неадекватности, недалекости и безнадежности собеседника. Свои мысли такие люди могут высказать прямо, не задумываясь о реакции, которую это спровоцирует. Тон эпилептоида всегда безапелляционен, интонации уверенны, формулировки не предполагают обсуждений.

Классическим примером человека с акцентуацией эпилептоидного типа является мисс Эндрю, гувернантка из книги Памелы Трэверс "Мэри Поппинс, до свидания!"

Резкий тон, придирки по мелочам, непреклонное следование инструкциям и непримиримость в сочетании с характером превращают взаимодействие с таким человеком в сложную задачу. В общении с людьми, чей авторитет для них неоспорим, эпилептоиды подобострастны, подчеркнуто вежливы, им свойственны слащавость и стремление продемонстрировать свою приверженность мнению уважаемой личности.

Наличие акцентуации эпилептоидного типа наделяет человека следующими недостатками:

  • косность мышления;
  • слабое развитие креативности и творческих способностей;
  • невозможность быстро ориентироваться в меняющихся условиях;
  • застревание в эмоциях, отношениях, переживаниях;
  • злопамятность, мстительность, обидчивость.
Есть у обладателей такого типа характера и преимущества:
  • исключительно бережное отношение к вещам;
  • аккуратность, точность, пунктуальность;
  • строгое соблюдение субординации;
  • способность точно следовать инструкции и контролировать действия других людей.

Из-за такого специфического сочетания положительных и отрицательных черт оптимальными сферами деятельности для эпилептоидов является работа охранника, контролера, учетчика, приемщика, документоведа. Они не пропустят брак, не примут небрежно сделанный предмет и обеспечат идеальный порядок в вещах и документах.

Несмотря на определенную ограниченность мышления и отсутствие творческого подхода к работе, люди с эпилептоидным типом личности прекрасно справляются с задачами систематизации хаоса и наведения порядка. Они обеспечивают поддержание установленной дисциплины и заставляют всех окружающих следовать их требованиям. Эпилептоидный тип личности в равной степени свойствен и мужчинам, и женщинам.

Если придать активности такого человека верный импульс, то его специфические черты могут пойти всем на пользу.

В отличие от многих других акцентуаций, проявления которых могут быть вариантом возрастной нормы в детстве и постепенно исчезать, такие черты в раннем возрасте превращаются в хорошо закрепленную модель поведения уже к подростковому периоду. Определить склонность к формированию характера по эпилептоидному типу можно с помощью различных тестов. В классификациях разных психологических школ шкалы, по которым удается рано диагностировать наличие элементов такой акцентуации, называются "шкала тревожности", "шкала страха", "шкала невротичности" и т. д.

Детская эпилептоидность поначалу крайне располагает к себе всех взрослых в семье и вне ее. Это послушные дети, которые никогда не рискнут пойти против воли родителей, что-то сломать или испортить. Они бережно относятся к своим вещам, с раннего возраста поддерживают идеальный порядок во всем, опрятны и исключительно вежливы. Иногда их накрывает волна неукротимого гнева, но он в первое время воспринимается как протест против несправедливости и несовершенства этого мира. Эпилептоид возмущается всему, что посягает на стабильность и правильность.

Со временем такая модель поведения начинает доставлять больше проблем. Эпилептоид упрям. Если к подростковому возрасту у обладателя такой акцентуации нет четко сформированной системы авторитетов, он превращается в опасного человека, который сам намечает для себя идеал и во всем следует полюбившейся доктрине. В характеристике эпилептоидного подростка обязательно будут отмечены агрессивность, нетерпимость.

Механизм формирования такой акцентуации психологи связывают с высоким уровнем тревожности, невротизацией личности.

Выбирая систему правил и норм, эпилептоид тем самым стремится обеспечить себе определенную стабильность окружающего мира, которая успокаивает его. Именно поэтому любые посягательства на привычную ему обстановку вызывают яркие вспышки гнева.

В крайних вариантах этой акцентуации возникает фанатичная преданность, граничащая с психопатией. Общаться с такими людьми становится практически невозможно из-за зацикленности на одной теме и слишком частого проявления гнева по отношению к инакомыслящим.

С точки зрения медицины человек с эпилептоидной акцентуации совершенно здоров, поэтому применение каких-либо приемов медикаментозной терапии для усмирения вспышек его гнева неуместно. Врач назначает седативные препараты или другие лекарственные средства, если состояние пациента граничит с психопатией или сочетается с наличием органических расстройств. В любом случае самолечение, прием каких-либо препаратов без контроля со стороны специалиста - большой риск усугубить ситуацию, поскольку вспышки гнева эпилептоида имеют другой механизм, чем эмоциональные патологии, которые корректируют с помощью седативных.

Решение поведенческих проблем акцентуированной личности заключается в систематической работе в русле психолого-педагогической коррекции. Огромное значение в успешном нивелировании особенностей эпилептоидного типа является окружающая его обстановка. Средства коррекции поведения эпилептоида:

  • Ситуация эмоционального принятия. Поддержка и одобрение очень важны для человека с эпилептоидной акцентуацией. Необходимо найти такую сферу деятельности, в которой его педантизм, аккуратность и внимательность к деталям окажутся неоспоримым преимуществом. При этом важно постепенно провести разграничение: в выделенной для работы области эпилептоид не только может, но и должен в полной мере проявлять свою дотошность, а его занудство и привычка все делать идеально - залог профессионального успеха. Во всех остальных областях жизни эти черты своей личности он постепенно должен научиться сдерживать или ограничивать направленностью только на себя самого, не уделяя внимания несовершенству других людей.
  • Терапевтическое воздействие следует организовывать только в период относительного спокойствия эпилептоида. Ни в коем случае нельзя пытаться переубедить его в чем-то во время возбужденности и приступа агрессии.
  • Система четкой иерархии помогает эпилептоиду ориентироваться в мире, поэтому необходимо приложить усилия к формированию здоровой системы приоритетов. Опора на людей, чье мнение значимо для человека с такой акцентуацией, позволит получить более заметный эффект.

Особенностью личностей с эпилептоидным типом акцентуации является то, что на них не срабатывает прием переключения внимания в период кризиса. Если у человека случился очередной эмоциональный срыв, придется дождаться, когда он полностью успокоится. Только тогда он будет готов к диалогу.

Поведение эпилептоида нельзя отзеркаливать. Такой прием может привести к полному разрыву отношений и краху всех попыток скорректировать ситуацию. Следует придерживаться мягкой, но уверенной линии поведения. Важно четко и однозначно устанавливать границы ответственности и систему субординации. На своем уровне иерархии эпилептоиду необходимо обеспечить возможность реализовать страсть к порядку.

Эпилептоидный характер: особенности, сильные и слабые стороны

Единый, цельный стержень эпилептоидного характера составляют следующие компоненты:

  • дисфория;
  • прямолинейность и бескомпромиссность;
  • самоуверенность, стойкая жизненная позиция, авторитарность, жажда власти;
  • предрасположенность к формированию сверхценных идей.

    Основу эпилептоидного характера составляет дисфорический статус – злобное, мрачное, тоскливое настроение, которое сочетается с высокой степенью тревожности, анормальной подозрительностью, беспричинной озлобленностью и неконтролируемой агрессивностью.

    Эпилептоидный характер вынуждает человека пребывать в постоянном эмоциональном напряжении – состоянии, которое требует выразительной разрядки. Своеобразно проявление дисфории у особы с эпилептоидным характером. Жизнь такого человека состоит из специфических циклов: накопление эмоций – мощный взрыв – застой в переживаниях.

    Эмоции, со временем полностью заполнившие внутренний «аккумулятор дисфории», требуют срочного выплеска наружу. И такой «сброс» напряжения происходит в виде непроизвольных порывистых реакций. Поскольку у человека с эпилептоидным характером доминирующими чертами являются крайняя степень раздражительности, гневливая взрывчатость, агрессивная ярость, выход наружу переживаний напоминает взрыв пороховой бочки. При этом интенсивность проявляемых реакций значительно превосходит силу действующего раздражителя.

    Явно заметные особенности эпилептоидного характера человека – полная нетерпимость, повышенная требовательность к окружающей среде, неспособность к компромиссу и примирению. Неотъемлемая черта такого субъекта – закономерная прямолинейность мышления и бескомпромиссность чувств.

    Если что-либо не устраивает эпилептоидную личность, она не станет искать существующих путей к конструктивному разрешению конфликта, не будет делать шаги к примирению, а открыто проявят свое негодование. Такой субъект не признает возможность инакомыслия, не допускает вероятность собственной ошибки и чужой правоты. Он не воспринимает критики в свой адрес, не терпит подшучивания.

    Самоуверенность и ощущение собственной правоты нередко оборачивается и сильной стороной эпилептоидного характера. Такие черты очень прельщают нерешительных зависимых личностей, которые подсознательно чувствуют в эпилептоидной личности авторитетного «босса».

    Качество, присущее человеку с эпилептоидным характером – авторитарность. Причем это стремление к подчинению других людей вовсе не основывается на неудовлетворенной потребности в уважении: фундамент для зарождения этого качества – несгибаемая твердость и неспособность к терпимости.

    Авторитарность, стремление к власти, желание доминировать приводят к своеобразной «слепоте и глухоте». Человек с эпилептоидным характером часто не замечает потребностей других людей, остается равнодушным к просьбам и «стонам» окружающих. Такие качества вносят в жизнь человека существенные трудности, однако нередко оборачиваются сильной стороной эпилептоидного характера.

    Для некоторых особ с эпилептоидным характером свойственно обостренное чувство справедливости. Такой человек четко понимает логичные рубежи между нормой и проступком, поощрением и наказанием, провалом и успехом.

    Неотъемлемое качество эпилептоидной личности – склонность к формированию сверхценных идей, опирающихся на реально существующие факты, которые неверно интерпретированы и наделены особой значимостью. Чаще всего такие навязчивые переживания концентрируются на значимых для эпилептоида жизненных явлениях и связаны с карьеризмом, жаждой власти, ревностью, подозрительностью, опасениями за собственное здоровье.

    В социальной среде эпилептоид старается заявить о себе на правах лидера. Во всех его размышлениях и высказываниях прослеживается многогранная тематика власти. Стоит отметить, что качество общения с эпилептоидом напрямую зависит от «стадии» аффекта. В спокойном состоянии такой субъект – довольно интересный собеседник, который владеет проверенной и полезной информацией. Он любит, когда в беседе ему высказывают знаки уважения и признания. Он не приемлет, когда задевают его достоинство и намекают на некомпетентность. Вступив в конфронтацию с эпилептоидом, собеседник рискует обрести злейшего врага.

    Человек с эпилептоидным характером в зрелом возрасте стремится к созданию крепкой семьи. Партнеров в браке нередко объединяет общий бизнес, непреодолимое сексуальное влечение, общность интересов. В семье эпилептоида практически всегда четко расписаны все обязанности и права супругов.

    Как правило, особа с эпилептоидным характером занимает лидирующие позиции и явно доминирует над своим партнером. Нередко такой субъект душит своего партнера авторитарностью, придирчивостью, требовательностью, непрекращающимся контролем. В браке эпилептоид не терпит возражений и несогласия с его мнением. Если он встречает даже молчаливую непокорность, семейная жизнь превращается в нескончаемую череду скандалов и драк.

    Вариации эпилептоидного характера

    Помимо людей с «чистым» эпилептоидным характером встречается немало типажей личностей, которых можно условно назвать своеобразными вариантами душевного устройства. Опишем некоторые вариации эпилептоидного типа.

    В данной группе лица, застопорившиеся на примитивной ступени развития. Такой субъект – интеллектуально ограниченная персона с ущербным духовным миром. Ему свойственны мощные аффективные всплески, основанные на аморальных влечениях. Такой индивидуум привык злоупотреблять собственной властью, склонен к садизму, способен унижать, оскорблять окружающих. Он лишен возможности контролировать свои импульсы, поэтому часто становится инициатором конфликтов и драк.

    Эту категорию представляют особы, которые маскируют свой асоциальный нрав за утонченной маской благородства и порядочности. Такой эпилептоидный тип ловко использует притворную добродетель, явное лицемерие, раболепную угодливость, льстивую предусмотрительность, чтобы скрыть низменность собственных побуждений. Этот субъект с эпилептоидным характером не прибегает к явным формам насилия, а умело применяет замаскированные способы манипуляции.

    В этой группе – лица, которые прикидываются беспомощными, жалкими, несчастливыми, стеснительными. Однако за внешней вуалью несостоятельности скрываются собственные властолюбивые помыслы. Такой человек, демонстрируя окружающим моральную слабость, стремится ввести в заблуждение других людей, чтобы беспрепятственно добиться своей корыстной цели.

    Персоны из этой категории действительно владеют благопристойными чертами характера: добросердечием, душевностью, чувствительностью. Однако стержень эпилептоидного характера – прямолинейность и несгибаемость мнения приводит к постоянному внутреннему конфликту.

    Люди такого класса наделены сильными сторонами характера. Такой субъект отличается порядочностью, принципиальностью и смелостью, имеют железную волю. Жажда справедливости делает этого индивидуума вечным борцом за правду. Ради правого дела он способен совершить невыгодные для себя деяния.

    Особый подвид эпилептоидного характера – честолюбивые, злопамятные, мстительные люди. Такой субъект никогда не прощает полученных оскорблений и терпеливо выжидает часа, когда можно будет расквитаться со своими обидчиками. Когда наступает время расплаты, этот индивид не признает возможность помилования и жестоко расправляется со своими недругами.

    В этот класс отнесены персоны, которые отличаются двуличием и лживостью. Внешняя «вуаль» такого человека – общительность, дружелюбие, простота. Однако этот эпилептоид ведет двойную игру: с неистовым увлечением он следит за своими приятелями, стремясь обнаружить какой-то изъян, а затем с неимоверным сладострастием начинает писать жалобы и доносы.

    Глава 1. Эпилептоидный (авторитарно-напряженный) характер.

    1. Краткие общие сведения.

    Эпилептоидный человек рисунком своего характера в чем-то напоминает больного эпилепсией, по этой причине характер и получил свое название. Эпилептоид — значит похожий на эпилептика. Эпилептоидный характер и эпилепсия составляют единый конституционально-генетический круг: в семьях больных эпилепсией чаще встречаются люди эпилептоидного характера, чем в других семьях. Отчетливо отделил человека эпилептоидного склада от больного эпилепсией М. О. Гуревич в 1913 году /3, с./. Подробные клинические описания эпилептоидного характера были сделаны Ф. Минковской (1923 г.) и П. Б. Ганнушкиным (1933 г.).

    У эпилептоидов и некоторых больных эпилепсией обнаруживается характерологическое сходство в виде обстоятельности, злобноватости, вязкости, льстивости, мстительности, подозрительности, гневной взрывчатости и т. д. Однако у эпилептоидов не развивается слабоумие, нет припадков, не отмечается развернутых психозов. Эпилептоидный человек с детства несет в себе типичные черты своего характера.

    При эпилепсии же речь идет о болезни, которая имеет свое начало на определенном этапе жизни, протекает с судорожными припадками или их эквивалентами и порой заканчивается слабоумием. Эпилепсия может сопровождаться психозами. Болезнь разрушает целостность ядра характера, делая его мозаичным. По мере развития болезни у эпилептика могут появляться не только эпилептоидные, но и истерические, аутистические, психастенические черты характера. В течение жизни эпилептик способен сильно меняться, становясь совершенно непохожим на того, кем был раньше. Эпилептоид же, при всей динамике своего развития, сохраняет неизменным ядро характера.

    Итак, эпилептоид развивается в рамках своего характерологического склада, а эпилепсия, как всякая тяжелая болезнь, имеет разрушительное влияние на организм человека и его личность. Эпилепсия будет рассматриваться во второй части руководства, а сейчас переходим к подробному рассмотрению авторитарно-напряженного характера. Нужно учитывать, что когда говорят об эпилептоиде, то имеют в виду человека с тяжелым характером — психопата. Когда же говорят об эпитиме, то имеют в виду тот же эпилептоидный склад характера, но без его патологической выраженности (то есть речь идет об акцентуации и об акцентуантах).

    2. Ядро характера.

    Ядром данного характера является напряженная дисфорическим зарядом прямолинейность с тягой к власти и образованием сверхценных идей.

    Разберем это определение детально. П. Б. Ганнушкин /4, с. 37/ отмечал, что эпилептоиду свойственна дисфория (от греч. — досада, раздражение). Это особое состояние психики, как правило, с трудом скрываемое. Дисфория состоит из мрачно-тоскливого настроения, тревожной подозрительности и напряженной злобноватости, по причине которой вся эта смесь обжигает собеседника, как крапива. Дисфория напряжена потребностью в разрядке, взрыве, потому люди стараются вести себя с эпилептоидом осторожнее, чтобы не стать объектом дисфорического гнева. Даже когда эпилептоид находится в спокойном состоянии, легкая злобновато-мрачноватая напряженность чувствуется в его давящем взгляде, натянутой улыбке, колком смехе, сердитом тоне голоса, тяжелой осанке. Эта сердитая напряженность нередко проникает в робких, ранимых людей, как бы гипнотизирует их, сковывает, лишает свободы мысли, повергает в оцепенелость.

    Дисфорическое состояние составляет фон эпилептоидного настроения, а может сгущаться, накапливаться, что было описано Ф. Минковской /5, с./ под названием аффективно-аккумулятивной пропорции. Существо данной пропорции выражается формулой «вязкость — застой — взрыв». Дело в том, что эпилептоид, в отличие от циклоида или ювенила, в силу своей вязкости, тяжеловесности не способен легко и быстро реагировать на неприятности, сразу же избавляясь от переживаний по их поводу. В нем растет душевный дисфорический дискомфорт, который он пытается сдержать сильным волевым напряжением. К этому дискомфорту добавляются все новые неизжитые эмоции, которые, в конце концов, переполняют чашу его терпения, и все заканчивается гневно-агрессивной разрядкой.

    Эмоциональный взрыв эпилептоида, как отмечает А. Е. Личко /6, 253/, подобен не быстрой вспышке пороха, а взрыву парового котла, который долго нагревается, дрожит от напряжения, наконец мощно взрывается и еще долго пышет паром. Иногда эпилептоид может впадать в состояние сильной дисфории сам по себе, без всяких видимых причин. Нередко это происходит по утрам — как говорят в таких случаях: «Встал не с той ноги». Эпилептоид не виноват за возникновение дисфории, она самопроизвольно рождается в его теле. Однако отвечает за то, как проявит ее в своем поведении.

    Теперь рассмотрим эпилептоидную прямолинейность мысли и чувства. Имеется в виду не внешняя манера жестко высказывать «правду-матку» в глаза, а закономерность проявления внутренних душевных процессов. Прямолинейность — это склонность мысли, шествуя четко и уверенно, двигаться к намеченной цели по кратчайшему пути, то есть по прямой. Мысль не кружит закоулками сомнений, не громоздит витиеватых теоретических построений, не вдается в замысловатую игру парадоксов, а, упрощая и срезая углы, прямолинейно идет вперед, малоспособная к критике самой себя. Человек с таким мышлением плохо чувствует подтекст, у него неважно обстоят дела с юмором, иронией, самоанализом, компромиссами. Даже при кажущейся внешней сложности прямолинейная мысль движется внутри определенных рамок, правил, коридоров. Себе самой подобная манера мышления кажется четкой правильностью.

    Теперь представим, что вышеописанная прямолинейность наполнена дисфорией и, стало быть, это уже не какая-то вялая, безразличная и нейтральная прямолинейность. Она прокладывает себе путь вперед злобновато-агрессивным дисфорическим зарядом. Такое прямолинейное мышление не может остановиться, свернуть с пути, а может лишь неукоснительно идти вперед. Оно нетерпимо к инакомыслию, склонно к силовому решению проблемы, не способно понять чужую правоту. Эпилептоидная прямолинейность не переносит резких шуток в свой адрес, редко раскаивается в содеянном, свои неудачи любит объяснять внешними причинами (например, врагами), а не собственной внутренней несостоятельностью.

    Но благодаря тому, что подобное мышление логически крепко сколочено, оно способно брать в плен многих людей без собственной позиции и по-хозяйски вести за собой. Своей упрощенной уверенностью подобное мышление прельщает неуверенных в себе последователей. Прямолинейность, заряженная дисфорией, болезненно реагирует, если ей начинают перечить, и агрессивно защищается, поэтому желающих спорить обычно находится немного.

    Мышление эпилептоида вязковато, обстоятельно, ригидно. Если эпилептоид прочно занял какие-то позиции, то его, как тяжелый шкаф, трудно хоть чуть-чуть сдвинуть с места. Эпилептоиду не хватает внутренних оснований для отступления от своих принципов, самое естественное для него — борьба за них. Этот душевный склад называют еще «характером воина, хозяина, хранителя традиций». Подобными «воинами» могут быть и женщины, хотя мужчины все-таки чаще.

    Вышеописанные особенности мышления в общении с людьми неизбежно оборачиваются авторитарностью. Авторитарность — это стремление доминировать, начальствовать в широком смысле слова, командирская глухота к инакомыслию, убежденность, что все должно быть, «как я сказал, и точка».

    Отсюда понятно, почему многие эпилептоиды рвутся к власти: именно там они могут дать выход своей авторитарности. Эпилептоиды оказываются на своем месте там, где нужно держать дисциплину, единство. Благодаря несгибаемой твердости они умеют держать «в кулаке» трудный коллектив, заставить всех «шагать в ногу». Типичный путь для эпилептоида — пойти в армию и дослужиться до высоких чинов или в гражданской жизни занять место спортивного тренера, кресло начальника и т. п. Если этого не происходит, то остается лишь быть тираном в своей семье, жестким хозяином своей собаки.

    Обычно власть дается в структуре какой-то иерархии, где низшие подчиняются высшим, а высшие самому высокому. Эпилептоиду хорошо в подобной системе: он с готовностью подчиняется начальнику (если считает его действительно сильным) и с радостью руководит подчиненными. Таким образом, эпилептоид является важным «кирпичиком» пирамиды власти.

    По временам люди разных характеров могут внешне вести себя авторитарно. Однако на то есть психологические причины. Например, человек с неудовлетворенным желанием признания, авторитета пытается компенсировать недостаток уважения к себе авторитарными методами. Как только проблема фрустрированного авторитета решается, от авторитарности может не остаться и следа. Эпилептоид авторитарен и тогда, когда у него нет проблем с уважением. Он авторитарен по причине вышеописанной напряженной дисфорической прямолинейности, которая делает его малоспособным к уступчивости, многопрощающей терпимой доброте. Таким образом, его авторитарность, в отличие от психологической, временной, уходит своими корнями в стойкую психобиологическую конституцию (характер). По причине своей прямолинейной правильности он сам себя не поймет, если позволит людям жить, как им хочется, а не так, как его строгому взгляду представляется нужным.

    Некоторым эпилептоидам свойственна высокая степень справедливости, ведь справедливость, в отличие от милосердия, любви, тоже своеобразная правильность — четкий баланс проступка и наказания, успеха и поощрения.

    Сильные природные инстинкты и влечения неотделимы от ядра данного характера. Сексуальное и пищевое влечение, тяга к материальным благам и острым ощущениям, инстинкт самосохранения со свойственной ему эгоистичностью оказывают влияние на психическую жизнь эпилептоида, делая его несколько приземленным чувственником.

    Также неотделима от ядра характера склонность эпилептоида к образованию сверхценных идей. Сверхценные идеи выделены немецким психиатром К. Вернике в 1892 году. В их основе — патологическая убежденность в чем-либо без достаточных для того оснований. В отличие от бреда это психологически понятная убежденность, опирающаяся на реальные обстоятельства, которые переоцениваются. Как указывал Карл Ясперс /7, с./, в сверхценную идею можно «вчувствоваться», она становится психологически понятной, если принять во внимание особенности личности человека и его судьбы. Пример: муж неожиданно пришел раньше с работы и увидел в ведре, приготовленном к выносу, бутылку из-под шампанского, заметил испуганный взгляд жены (она не ожидала его прихода) и убежден, что дома был любовник, а не подруга жены, как было на самом деле. Ход его мыслей понятен, в нем нет нелогичности (подобное могло бы быть). Патология в том, что бутылки в ведре и испуганного взгляда ему достаточно для глубокой убежденности в том, что жена изменила и будет изменять впредь. Даже если вся дальнейшая жизнь покажет, что он ошибался в отношении жены, в глубине его души будет продолжать жить убежденность по поводу того случая и настороженность к подобному в будущем. Важными предпосылками его убежденности служит то, что в последнее время у него стало чуть хуже с потенцией, а жена стала немного любезнее с другими мужчинами.

    Совсем иначе выглядит бред ревности. Жена выбрасывает в ведро фантик от конфеты, и мужу становится все абсолютно ясно: «Ага, конечно же, эту конфету ей дал любовник». Очевидно, что его убежденность носит нелепый характер, строится на ложной алогичной посылке, в нее невозможно вчувствоваться, серьезно поверить. Это глубокая патология мышления. Сверхценная же идея эпилептоида строится на реальной логической посылке, которую можно понять, но значение которой человеком явно переоценивается с далеко идущими последствиями. При этом к веским, разубеждающим контраргументам эпилептоид остается глуховат.

    Поскольку обычно подробно не показывают тесную связь стойких сверхценных идей с характерологическими особенностями эпилептоида, то я хотел бы это продемонстрировать.

    1. Из-за прямолинейной узости мышленияу эпилептоида изначальнодоминирует один путь мысли, а не многообразие вариантов, в каждом из которых нужно серьезно разобраться.

    2. Инертность, тугоподвижностьмышления. Один раз на чем-то застряв, мысль с этого уже не сходит. Эпилептоиду не хватает отвлекаемости, легкомыслия, переменчивости натуры.

    3. Самоуверенность мышления.Так как изначально не хватает иных значимых вариантов, а своя мысль кажется логичной и правильной, то эпилептоиду трудно подумать: «А вдруг все как раз наоборот?».

    4. Патологическая стойкость аффекта.Как отмечал Карл Леонгард /8, с. 119/, у людей, склонных к «застреванию» (эпилептоиды являются таковыми), аффект со временем мало гасится. Любые прикосновения к значимому переживанию заставляют аффект заново вспыхивать. Обычно под такой стойкостью аффекта лежит сила какого-либо влечения. В ревности — сексуального, в идеях преследования — инстинкт самосохранения, в сутяжничестве — жадность, эгоизм. Также стойкость аффекта поддерживается неправильным поведением окружающих, которые постоянно напоминают эпилептоиду о чем-то болезненном для него. Да и сам эпилептоид может разжигать себя яркими воображениями на тему того, что, по его мнению, случилось.

    5. Сверхценные идеи чаще возникают не про все на свете, а концентрируются на актуальных для эпилептоида сюжетах:ревность, борьба за свои права (сутяжничество), подозрительность вплоть до идей преследования, беспокойство о своем здоровье (ипохондричность), карьеризм, борьба за власть или справедливость. Для эпилептоида это горячие темы, поэтому не удивительно, что именно в данных областях его мысль приобретает качество сверхценности. Чем эпилептоид злее, тем уязвимей его самолюбие, тем более въедливыми, стойкими оказываются сверхценные идеи.

    6. Такие особенности эпилептоида, как дисфорическая напряженность, сильная воля, целеустремленность, мстительность, последовательность, помогают сверхценной идее сохранять себя неизменной в меняющемся потоке жизни.

    Целесообразно отделять сверхценные идеи от доминирующих. В случае доминирующих идей речь идет не о самоуверенной убежденности и вообще не об убежденности, а об увлеченности каким-то предметом, деятельностью, областью знания (психологией, историей, политикой и т. д.). Эта увлеченность захватывает всего человека, предмет ее становится самым ценным. Доминирующие идеи бывают у людей разных характеров, в том числе и у эпилептоидов, но не составляют специфической, ядерной характеристики эпилептоидного типа. Эпизодически сверхценные идеи могут вспыхивать у людей разных характеров, но там они носят иную тематику и отличаются меньшей стойкостью.

    Итак, схема ядра данного характера выглядит так: